Новости РСПМ и его членов

|« Первая   18 19 20 21 22 23 24 25 26 27   Последняя »|

03.07.2007 Российская и Украинская ассоциации металлотрейдеров развивают сотрудничество

Киев. 3 июля. ИНТЕРФАКС-УКРАИНА - Российский союз поставщиков металлопродукции (РСПМ, бывшая Российская ассоциация металлотрейдеров) и Украинская ассоциация металлоторговцев (УАМ) развивают сотрудничество двух структур в интересах входящих в них компаний, в частности, в сфере обмена информацией на рынках стран, активизации металлоторговли и укреплении взаимоотношений между двумя некоммерческими организациями.

Об этом агентству "Интерфакс-Украина" сообщил президент УАМ Андрей Федосеев по итогам состоявшегося в конце июня в Москве собрания РСПМ, в котором он принимал участие по приглашению главы этой организации Александра Романова.

При этом А.Федосеев подчеркнул, что участие в собрании РСПМ свидетельствует об особых отношениях между двумя организациями.

"Как правило, на собраниях РСПМ обсуждаются и решаются важные вопросы деятельности организации, имеющие сугубо внутренний характер. Поэтому мое приглашение на собрание свидетельствует о доверительных отношениях между нашими организациями, а также об открытости РСПМ", - подчеркнул собеседник агентства.

В свою очередь, А.Федосеев отметил, что президент РСПМ ранее также принимал участие в работе собрания УАМ.

Глава УАМ добавил, что стороны обсудили уровень сотрудничества между двумя организациями, наметив в будущем углубление отношений между компаниями, насыщение информационного обмена и организацию совместных поездок как по металлобазам и сервисным центрам России и Украины, так и за рубежом с целью улучшения качества обслуживания потребителей металлопродукции, а также установления более цивилизованных отношений на рынках металлопродукции.

Как сообщалось, А.Романов в ходе состоявшейся в конце 2006 года в Москве II-й международной конференции "Металлоторговля стран Восточной Европы" заявлял о необходимости более тесного взаимодействия российских и украинских участников рынков металлопродукции под угрозой резкого увеличения конкуренции на международных рынках, в частности, при работе в России, Украине и Казахстане.

Кроме этого, по мнению А.Романова, требуется взаимодействие украинских и российских металлургических компаний на рынках стран Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии и Западной Европы. При этом он отмечал, что в настоящее время действия на этих рынках украинских и российских компаний далеки от совершенства: "от этого теряют как российские, так и украинские компании".

По его словам, ситуация на международных рынках металлопродукции значительно ужесточится через два-три года, что диктует необходимость взаимодействий компаний, в частности Украины и России.

Президент РСПМ предложил в 2007 году под эгидой Министерства промышленности и энергетики РФ и Министерства промышленной политики Украины провести встречу представителей металлургических компаний, на которой проанализировать текущую ситуацию и определить варианты взаимодействия в будущем.

Основными направлениями деятельности РСПМ являются формирование условий, направленных на консолидацию участников рынка металлов и создание механизмов его внутреннего регулирования; создание среды общения, позволяющей обеспечить развитие и укрепление партнерских и доверительных взаимоотношений между членами союза; информационного пространства, направленного на формирование и укрепление репутации РСПМ и его членов, их влияния и конкурентоспособности на рынке металлов.

В состав организации входят 116 компаний, охватывающих 50% рынка металлов России.

УАМ учреждена 25 июня 2002 года. Основателями выступили известные металлотрейдерские компании ОАО "Волыньглавпостач", ООО "Запорожсталь Метал Холдинг", ООО "МД Груп", ООО "Метал-холдинг" и ЗАО "Харьковметал-2". В настоящее время УАМ объединяет 19 металлоторговых предприятий, представляющих различные регионы Украины.

УАМ с целью усиления взаимодействия и консолидации участников рынка металлопродукции в стране предлагает создать Украинский стальной союз (УСС) как объединение предприятий, учреждений и организаций, являющихся профессиональными участниками рынка металлов.

ИА ИНТЕРФАКС-УКРАИНА


02.07.2007 Строительный бум в Новосибирске увеличил продажи металлопроката

Рост строительства и объемов промышленного производства увеличил спрос на черный металлопрокат в Новосибирске. Но крупных металлотрейдеров не устраивает роль только торговцев. Они рассчитывают увеличивать доходы еще и за счет первичной обработки металла, для чего планируют построить сервисные металлоцентры.
эксперты
Александр Белов
директор новосибирского филиала компании «Мечел-Сервис»
Владимир Бутаков
начальник отдела маркетинга компании «Феррум»
Алексей Джулай
гендиректор компании «Дискус плюс»
Иван Захарчук
коммерческий директор завода «Сибэлектротерм»
Владислав Исаев
аналитик ИК «Финам»
Вячеслав Кузьмин
замдиректора по продажам новосибирского филиала компании Rusteel-Trade
Олег Лапушков
директор филиала «Сталепромышленной компании»
Виталий Пинчук
гендиректор компании «Металлсервис-Сибирь»
Александр Романов
президент Российского союза поставщиков металлопродукции
Юрий Самородов
начальник отдела материально-технического снабжения завода «Труд»
Александр Семенов
технический директор компании «Техсталь»
Ирина Тимошенко
аналитик коммерческого отдела ИСК «Метаприбор»
Дмитрий Югай
замдиректора департамента по поставкам и продажам металла компании «Белон»

Сколько металла потребляет Новосибирск

Почему создаются сервисные металлоцентры

Сможет ли китайская арматура потеснить российскую

В 2006 г. в среднем в месяц в Новосибирске и области продавалось около 60 тыс. т черного металлопроката, говорит заместитель директора по продажам новосибирского филиала компании Rusteel-Trade Вячеслав Кузьмин. Он считает, что еще около 20 тыс. т в среднем в месяц проходят через город транзитом. Таким образом, за год объем продаж должен составить примерно 1 млн т. Иное мнение об объеме рынка у руководителя отдела маркетинга компании «Феррум» Владимира Бутакова. Он говорит, что в 2006 г. в Новосибирске в среднем в месяц продавалось 35-40 тыс. т проката на 850 млн руб., что на 45% больше, чем в 2005 г. (25 тыс. т): «Сейчас объем рынка приближается уже к 50 тыс. т в месяц». Примерно в 400 тыс. т оценивает объем продаж проката на местном рынке в 2006 г. заместитель директора департамента по поставкам и продажам металла компании «Белон» Дмитрий Югай: «Еще столько же заводы – крупнейшие потребители проката – получают напрямую от металлургических комбинатов». Потребление всего проката (не только черного) в Новосибирске, по мнению директора филиала «Сталепромышленной компании» Олега Лапушкова, не превышает 390 тыс. т в год. Гендиректор «Металлсервис-Сибирь» Виталий Пинчук говорит, что в мае 2007 г. средняя цена тонны черного проката составляла 25 тыс. руб.

Участники рынка расходятся и в оценках количества его игроков. Примерно 20 трейдеров контролируют 70-80% рынка Новосибирска, полагает Кузьмин. По его подсчетам, в городе более 200 металлотрейдеров. Пинчук с этим не согласен: «Реально на рынке работают около 50 компаний».

Торговля прокатом – сезонный бизнес, рассказывает Кузьмин: «С марта по ноябрь спрос раза в три больше, чем зимой. Дело в том, что основные потребители проката – строительные компании, а летом строительство ведется намного активнее». В общем объеме потребления черного металлопроката на строительные организации приходится примерно 70%, на ЖКХ – 10-15%, на машиностроительные заводы – около 10%, остальное продается в розницу частным лицам, говорит Кузьмин. Заводы ЖБИ и строительные компании называет основными потребителями проката в городе Александр Белов, директор новосибирского филиала компании «Мечел-Сервис». Больше половины черного металлопроката в городе потребляют строительные компании, считает Пинчук: «Но есть крупные потребители и среди промышленных предприятий».


Строительный бум в Новосибирске увеличил продажи металлопроката

В 2006 г. в городе введено в эксплуатацию жилья на 56,7% больше, чем в 2005 г. На сопоставимую величину возросло и потребление проката строительными компаниями. «Количество металла в строительных конструкциях неизменно. На сколько увеличились объемы строительства, на столько и потребление проката», – объясняет гендиректор компании «Дискус плюс» Алексей Джулай. Больше стало заказов у машиностроительных предприятий, и им потребовался дополнительно металл. Так, почти на 30% увеличил по сравнению с 2006 г. закупки проката «Труд», рассказывает начальник отдела материально-технического снабжения этого завода Юрий Самородов.

С начала 2007 г. металлопрокат подорожал примерно на 14%, говорит Кузьмин: «Повышение цен весной, когда активизируются стройки, – обычное дело». Аналитик инвестиционно-строительной компании «Метаприбор» Ирина Тимошенко отмечает рост на 30%. Такую же цифру называет и Юрий Самородов: «Был лист по 18 тыс. руб. за тонну, сейчас по 23 тыс. руб.». Но весенний ажиотаж позади, и в ближайшие месяцы цены не изменятся, считают Югай и Бутаков.

К крупным металлотрейдерам в Новосибирске, по мнению Пинчука, можно относить компании, продающие в месяц более 4000 т проката, к мелким – до 1000 т. Градация Кузьмина: объем продаж до 1000 т в месяц – небольшая, от 1000 до 3500 т – средняя, свыше 3500 т – крупная. По словам Бутакова, у «Феррума» в 2006 г. объем продаж в Новосибирске составлял примерно 4500 т в месяц, а по России – около 16 тыс. т. «Металлсервис-Сибирь», рассказывает Пинчук, ежемесячно продает больше 5000 т черного металлопроката. Филиал «Сталепромышленной компании» не раскрывает объем продаж. «Белон» продает в Новосибирске примерно 5000 т проката в месяц.

Металлотрейдеры планируют создавать сервисные металлоцентры

Опрошенные «ДК» трейдеры уверены, что в Новосибирске еще нет ни одного сервисного металлоцентра (СМЦ, выполняют заказы на предварительную обработку металла – резку, рубку, гибку, чистку, профилирование, раскрой листа, нанесение различных покрытий). Между тем, как правило, именно через такие центры металлопрокат продается в развитых странах. По сведениям президента Российского союза поставщиков металлопродукции (РСПМ) Александра Романова, на Западе на металл, прошедший предварительную обработку, приходится 75% продаж трейдеров, в России – не более 2-5%. Несколько иные цифры у аналитика ИК «Финам» Владислава Исаева. Он говорит, что на Западе доля обработанного металла – примерно 60-70%, в нашей стране – около 10%. В Новосибирске доля обработанного металла в общем объеме продаж не превышает 4%, считает Кузьмин из филиала Rusteel-Trade.

Он говорит, что число потребителей, заинтересованных в сервисе, растет: «Небольшие компании, занимающиеся ремонтом и строительством, часто не имеют оборудования для резки и гибки металла. Им удобно получить у трейдера продукцию в готовом виде, а на площадке только смонтировать ее». И все же спрос на подобные услуги в городе пока невелики, а затрат создание СМЦ требует значительных, этим и объясняет отсутствие таких центров в городе Кузьмин. Из допуслуг трейдеров, по его словам, распространение пока получила лишь резка: «Практически на любом складе металл отрежут до нужного покупателю размера». Но резка как дополнительный источник дохода интересна лишь мелким игрокам, считает Пинчук: «Мы же оказываем такую услугу только для удобства клиентов. Стандартная длина хлыстов проката – 11,7 м. Для их перевозки требуются специальные машины. Аренда «длинномера» обойдется заказчику в 800 руб. в час. А если металл разрезан, то его можно увезти и на «ГАЗели».

В условиях ужесточающейся конкуренции трейдерам придется развивать сервис, и доля обработанного металла в их продажах, в перспективе, будет неуклонно возрастать, уверен Исаев. Переориентация дистрибуционных компаний с торговли на развитие металлообработки и услуг для стройиндустрии и машиностроения – это очевидный тренд, говорит Романов. В создании СМЦ по западному образцу он видит перспективу развития дистрибуции металлов в России.

Крупнейший российский трейдер, екатеринбургская «Сталепромышленная компания», объявила о намерении до 2012 г. построить 10-12 СМЦ в России и Казахстане, потратив не менее $1 млрд собственных и заемных средств, рассказывает Романов. Олег Лапушков говорит, что филиал уже подыскивает земельный участок площадью 2 га для строительства СМЦ. Объем инвестиций в создание центра он оценивает примерно в 150 млн руб. Rusteel-Trade планирует в перспективе создать в Новосибирске СМЦ, но сказать, в какие сроки это произойдет, Кузьмин затруднился. По словам Пинчука, «Металлсервис-Сибирь» намерен создать СМЦ в ближайшие два-три года. Есть такие планы на отдаленную перспективу и у «Белона». А вот «Феррум» обещает открыть СМЦ уже в конце 2008 г. По словам Бутакова, в его создание будет инвестировано примерно 150 млн руб.: «Центр будет выполнять любые заказы по обработке металла: от простейшей резки до изготовления сложных металлоконструкций по спецзаказам». Благодаря СМЦ доля доходов от дополнительных услуг в общих доходах «Феррума» с нынешних 5-7% к концу 2008 г. возрастет до 30%, рассчитывает Бутаков.

В зависимости от набора оборудования, наличия в собственности земли и производственных помещений, а также от специализации СМЦ, объем инвестиций в его создание сильно различается. По словам Романова, это может быть и $5 млн, и $50 млн. СМЦ по переработке листового проката должен быть оснащен как минимум линиями продольно-поперечной резки рулонов, профилирования, изготовления профнастила, гнутых профилей, металлочерепицы. Для обработки сортового проката необходимы установки по размотке бунтов, правке, гибке и резке арматуры, оборудование по изготовлению сварных сеток, арматурных каркасов.

Развитие СМЦ в России сдерживается не только высокими затратами на их создание, но и наличием у многих потребителей собственных производств по обработке металлопродукции, уточняет Романов. «Нам не нужны дополнительные услуги трейдеров. С подготовкой металлопродукции к производству справляется собственный цех», – подтверждает коммерческий директор «Сибэлектротерма» Иван Захарчук. Свой арматурный цех существует на заводе ЖБИ компании «Дискус плюс», рассказывает Алексей Джулай. «У нас есть всевозможное оборудование для обработки металла, поэтому услугами трейдеров пользуемся очень редко, лишь когда нет необходимости брать целиком лист металла. Просим сразу отрезать, чтобы лишнее не покупать», – поясняет Юрий Самородов. Из-за наличия цеха по металлообработке у своей генподрядной организации не нуждается в дополнительных услугах металлотрейдеров и «Метаприбор».

Но многим другим строительным компаниям, по мнению Тимошенко, дополнительные услуги металлотрейдеров необходимы. Это подтверждает опыт работы компании «Техсталь». Александр Семенов, технический директор «Техстали», говорит, что производство арматурной сетки и других металлоконструкций приносит предприятию уже больше 90% доходов: «Строителям выгодно покупать у нас готовые конструкции. Это ускоряет их работу». «Заводам сотрудничество с металлоцентром позволит сконцентрироваться на основном производстве, освободиться от затрат на содержание устаревшего оборудования своих цехов металлообработки и в результате повысить рентабельность», – считает Лапушков. «Потребность предприятий в аутсорсинге первичной металлообработки станет явной лишь через три-пять лет. Требуется время, чтобы руководители заводов убедились в экономической нецелесообразности содержания собственных цехов металлообработки и решились избавиться от них», – охлаждает пыл трейдеров Югай.


Крупные трейдеры консолидируют рынок через 5-10 лет

Кузьмин говорит, что пока укрупнения компаний не происходит: «На рынке спокойно выживают трейдеры, продающие по 500-600 т в месяц. У них есть свои потребители, для которых главное – удобное расположение металлобазы, ее территориальная близость. Они не могут себе позволить отправить машину за металлом на другой конец города».

Но постепенно крупные компании будут вытеснять с рынка мелких игроков, полагает Белов. Неизбежной считает консолидацию рынка и Александр Романов: «Укреплять свои позиции будут торговые дома металлургических компаний и независимые сетевые компании». По его словам, консолидация рынка металлоторговли еще недостаточно высока: «Семь-восемь крупнейших компаний контролируют не более 20% общероссийского рынка. Через 5-10 лет на рынке металлоторговли будут работать около двух десятков крупных сетевых компаний (как независимых трейдеров, так и торговых домов производителей), присутствующих во всех регионах. Доля сетевых трейдеров, возможно, достигнет 30-50% рынка».

Крупные металлоторговые компании расширяют географию сбыта за счет областных центров. «Мечел-Сервис» открыл филиал в Новосибирске в ноябре 2006 г. и постепенно увеличивает объем продаж. «В мае 2007 г. по сравнению с январем продажи возросли в три раза», – утверждает Белов (абсолютные цифры компания не раскрывает). Московский «Металлсервис» создал дочернюю компанию в Новосибирске чуть больше года назад, в марте 2006 г. «Металлсервис-Сибирь» торгует по всей Сибири и на Дальнем Востоке. В начале 2007 г. открыла филиал владивостокская компания Rusteel-Trade. Ее Новосибирск привлек как город, географически удобный для дальнейшего продвижения в европейскую часть России, объясняет Кузьмин.

У независимых сетевых трейдеров есть, по мнению Романова, ряд преимуществ – большой объем закупок, их централизация, возможность маневра ресурсами. Он полагает, что многие средние и мелкие локальные компании будут поглощены: «Часть мелких фирм будет вынуждена уйти с рынка или объединиться, войти в состав крупных, чтобы выжить. Дальнейший путь региональных компаний – мелкий опт, розница и совершенствование сервиса, изготовление конструкций, заготовок и металлообработка».

Первоочередной задачей трейдеров Кузьмин считает расширение ассортимента: «В этом, а не только в сервисе, состоит конкурентное преимущество». С ним согласны Пинчук и Лапушков. Иное мнение у Дмитрия Югая из «Белона». Он отмечает тенденцию к специализации, в основном на строительном ассортименте некоторых трейдеров. О том, что ряд компаний сузил ассортимент, говорит и Самородов из «Труда»: «Цены на те виды проката, что пользуются спросом у строителей, растут наиболее высокими темпами. Вот некоторые трейдеры и ограничили номенклатуру проката до нужной строителям». По сведениям Пинчука, у большинства местных продавцов в ассортименте не более 100- 200 наименований черного металлопроката. В ассортименте «Феррума», как говорит Бутаков, около 400 наименований проката. Полный ассортимент проката, выпускаемого всеми российскими металлургическими заводами, составляет несколько тысяч наименований, говорит Пинчук: «Но наиболее широко востребованы несколько сотен». «Чем шире ассортимент, тем больше требуется оборотных средств трейдеру на его поддержание», – отмечает Югай.

Строители прицениваются к китайской арматуре

Время от времени в городе возникает дефицит некоторых видов металлопроката, делится наблюдениями Ирина Тимошенко. «В прошлом году в дефиците оказалась арматура диаметром 10-12 мм. Строители любые деньги за нее предлагали, завозили из других регионов и даже из Москвы», – вспоминает Пинчук. Появилась на рынке и арматура зарубежного производства (из Турции, Египта и Китая). Пинчук говорит, что зарубежная арматура дешевле примерно на 5%, но многие строительные компании не рискуют ее покупать, опасаясь, что она не выдержит больших нагрузок.

ИСК «Метаприбор» еще не покупала импортную арматуру, но рассматривает такую возможность, говорит Тимошенко. По ее словам, для строителей важно, чтобы металлоизделия были качественными: «Мы знакомились с сертификатами и результатами испытаний в сибирских условиях арматуры из Южного Китая. По некоторым параметрам она превосходит отечественную арматуру».

В общем объеме продаж на новосибирском рынке черного металлопроката на китайскую продукцию приходится всего 1-2%, полагает Дмитрий Югай: «Доля могла бы быть и больше, но многие местные потребители психологически не готовы покупать китайский прокат, так как в России сложилось устойчивое, хотя и не всегда верное, мнение по поводу низкого качества любых китайских товаров. А, кроме того, сам Китай сейчас активно строится и поэтому сдерживает поставки своего проката в Россию с помощью повышенных экспортных пошлин, из-за чего продукция подорожала примерно на 10% и разница в цене российской и китайской арматуры стала несущественной». «В последние месяцы китайский прокат сильно подорожал, и это снизило спрос на него. Если в 2006 г. китайский прокат был дешевле примерно на 15-20%, сейчас всего на 5-10%», – добавляет Владимир Бутаков.


«В России дефицит проката, и поэтому мы завозим в страну и, в частности, в Новосибирск, сталь из Японии, Китая», – говорит Кузьмин. Он полагает, что импорт стального проката будет увеличиваться, так как российские заводы не могут сами ликвидировать его дефицит на рынке. Тем не менее в ближайшие два-три года доля продукции иностранных производителей на российском рынке черного проката останется мизерной, считает Пинчук.

мнение
Мелкие игроки найдут свои ниши


В перспективе в торговле металлопрокатом будут доминировать крупные сетевые игроки. Рынок будет консолидироваться, и они, несомненно, увеличат свое присутствие, поглощая или выдавливая из бизнеса локальных игроков. Число последних сократится. Задача мелких игроков – найти свои ниши, чтобы не конкурировать напрямую с крупными предприятиями.

Преимущество небольших компаний – мобильность, связи в «своих» регионах, возможность проводить гибкую ценовую и ассортиментную политику, учет интересов конкретного заказчика. Без них рынок, вообще-то, не сумел бы развиваться, так как гиганты часто не столь мобильны. Но мелким игрокам придется как-то кооперироваться, вступать в альянсы для получения лучших условий покупки у производителей, искать новые пути повышения рентабельности. Свою конкурентоспособность они смогут повысить за счет улучшения качества сервиса, индивидуализации услуг и усиления клиентоориентированности, расширения ассортимента и филиальной сети.

цифры
Российский рынок услуг металлообработки на порядки отстает от европейского


$10 млрд – объем российского рынка дистрибуции стального проката.
$0,1 млрд – российский рынок услуг металлообработки.
$40 млрд – объем рынка дистрибуции стального проката в Евросоюзе.
$6,5 млрд – европейский рынок услуг металлообработки.

Дмитрий Сердцев

"Деловой квартал-Новосибирск"


02.07.2007 Трейдеры конкурируют с производителями

Рост красноярского рынка металлопроката за прошедший год, по некоторым оценкам, составил 60%. Участники рынка положительную динамику связывают, в первую очередь, с увеличением в регионе объемов гражданского и промышленного строительства. Эксперты прогнозируют, что высокий темп роста рынка спровоцирует приход в Красноярск металлотрейдеров федерального уровня
эксперты
Владимир Козлов
директор красноярского филиала компании «Красо»
Олег Лефлеров
директор ТД «Амурметалл-Ангара»
Леонид Окладников
директор по развитию компании «СибПромСнаб»
Алексей Пендо
коммерческий директор красноярского филиала «Сталепромышленной компании»
Павел Пенчугов
директор компании «УралСибТрейд-Красноярск»
Иван Сукнов
заместитель генерального директора по сбыту компании «Сибметаллсервис»
Вадим Шуряков
заместитель директора по снабжению компании «Водолей»

Трейдеры широкого профиля

По данным участников рынка, сегодня в Красноярске работает порядка 20-25 металлоторгующих компаний. Наиболее сильные позиции занимают «Сталепромышленная компания», «Красмет», «Сибметаллсервис», «Сиб-Экометалл», «УралСибТрейд», «ЕвразМеталл-Сибирь» и «СибПромСнаб». «Совокупная рыночная доля этих игроков составляет не менее 70%», — считает заместитель генерального директора по сбыту компании «Сибметаллсервис» ИВАН СУКНОВ.

По оценке директора красноярского филиала компании «Красо» ВЛАДИМИРА КОЗЛОВА, крупным игроком на красноярском рынке металлопроката считается компания, складской остаток которой составляет 5-10 тыс. тонн металла, а объемы ежемесячных продаж — не менее 3-4 тыс. тонн.

Специалисты отмечают, что в по­следние несколько лет на местный рынок все активнее выходят металлотрейдеры из соседних регионов. «Еще 5 лет назад основную часть рынка занимали местные компании, а сейчас металлопрокат поставляют и заводские торговые сети, и крупные федеральные трейдеры», — говорит коммерческий директор красноярского филиала «Сталепромышленной компании» АЛЕКСЕЙ ПЕНДО. Это подтверждает и г-н Сукнов: «Только в течение последнего года на местном рынке появились такие сильные игроки, как «Феррум», «Красо», «СибПромСнаб», «Белон», «Стройсервис». Они существенно потеснили на рынке красноярцев — «Красмет», «Сибметаллсервис», «Сиб-Экометалл», «Астрею» и других».

Г-н Козлов отмечает, что практически все крупные игроки на рынке являются официальными представителями комбинатов-производителей. «Евраз Холдинг» представляет группа новосибирских команий — «Феррум», «Красо», «СибПромСнаб», «Белон», «Стройсервис» и «ЕвразМеталл-Сибирь», магнитогорский комбинат «УралСибТрейд», а местным дилером «Мечела» является «СибПромСнаб», — рассказал г-н Козлов. По его словам, основной объем поставок металлопроката на местный рынок сегодня осуществляют четыре крупнейших производителя: «Магнитогорский металлургический комбинат», «Северсталь» («Череповецкий МК»), «Новолипецкий МК» и «Евраз Холдинг» («Нижнетагильский МК», «Западносибирский МК» и «Новокузнецкий СМК»). «Продукция этих заводов занимает более 70% красноярского рынка металлопроката, причем 50% приходится на долю Магнитогорского МК и «Евраз Холдинга», — утверждает г-н Козлов. В числе других крупных производителей, присутствующих в Красноярске, эксперт называет заводы «Мечел» и «Амурметалл».

Металлотрейдеров можно сегментировать и по формату их присутствия на рынке. Алексей Пендо: «Существуют металлоторговцы широкого профиля — универсальные поставщики — и узкоспециализированные трейдеры — трубные компании, продавцы «нержавейки», заводские торговые сети. Все лидеры красноярского рынка являются трейдерами широкого профиля». По словам г-на Сукнова, универсальным трейдером считается компания, имеющая на складе порядка 7-10 тыс. тонн металла 200 номенклатурных позиций.

Трейдеры конкурируют с производителями

Эксперты утверждают, что ситуацию на рынке черного металлопроката сегодня контролируют производители. Они фактически регулируют ценообразование в сегменте. «Заводы традиционно повышают цены в летний сезон и резко снижают зимой. Однако точно предугадать время и процент изменения цены очень сложно. Несмотря на сезонные снижения, отпускные цены на металл постоянно растут», — утверждает г-н Пендо. По словам г-на Козлова, за последний год цена на некоторые позиции черного металлопроката поднялась на 70%.

На рынке цветных металлов и нержавеющей стали ситуация прямо противоположная. Здесь «первую скрипку» играют трейдеры. Владимир Козлов: «Комбинаты практически лишены возможности осуществлять прямые поставки металла, поскольку сегмент по­требителей, способных «потянуть» вагонную норму «нержавейки», очень мал. Стоимость самого дорогого металла составляет около 350 тыс. рублей за тонну, что в 10 раз превышает цену тонны черного проката. Поэтому даже контейнер-двадцатитонник считается на этом рынке крупной партией». По оценке эксперта, сегмент цветного металла и нержавеющей стали составляет очень незначительный процент в общем объеме рынка металлопроката.
В целом сегодняшнюю емкость местного рынка эксперты оценивают неоднозначно. По словам г-на Сукнова, она колеблется от 300 до 400 тыс. тонн в год. Г-н Пендо называет более конкретную цифру — 450 тыс. тонн. Директор по развитию компании «СибПромСнаб» ЛЕОНИД ОКЛАДНИКОВ утверждает, что емкость местного рынка гораздо выше — только месячная норма потребления металла составляет 62 тыс. тонн. Аналитики уточняют, что речь идет об общем объеме реализации металлопроката. Он складывается из прямых поставок металлургических комбинатов конечному потребителю и продаж трейдеров.

По оценке Алексея Пендо, на прямые поставки комбинатов приходится только 20% общего объема, а все остальное реализуется при посредничестве трейдеров. Директор торгового дома «Амурметалл-Ангара» (товаропроводящая организация металлургического комбината «Амурметалл») ОЛЕГ ЛЕФЛЕРОВ рассказал «ДК», что по прямым контрактам комбинат реализует 20-35% своей продукции. «Порядка 70-80% металла идет через трейдеров», — сказал г-н Лефлеров.

По мнению заместителя директора по снабжению компании «Водолей» ВАДИМА ШУРЯКОВА, брать металл напрямую у производителя выгоднее, чем покупать у трейдера. «Наша компания одновременно является и продавцом, и потребителем металлопроката. Мы предпочитаем приобретать металл у комбинатов, поскольку у них более гибкая ценовая политика, они предоставляют отсрочки платежа и в целом настроены на долгосрочные доверительные отношения. Да и разница в цене существенная — 12-15%», — говорит г-н Шуряков.

Директор компании «УралСибТрейд-Красноярск» ПАВЕЛ ПЕНЧУГОВ не согласен с этим мнением. «Комбинаты предоставляют трейдерам крупные скидки на большие объемы закупок. Благодаря этому трейдеры зачастую продают металл по ценам ниже тех, что выставляют сами производители», — утверждает г-н Пенчугов. Его поддерживает г-н Пендо: «Разница между отпускными ценами заводов и розничной продажной ценой на трейдерских металлобазах незначительна».

Падение доходности трейдеры компенсируют минимизацией внутренних затрат

По словам Ивана Сукнова, еще 3-4 года назад средняя доходность металлотрейдинга не опускалась ниже 30%, а по единичным сделкам могла достигать и 100%. «Сегодня доходность не превышает 15%», — говорит г-н Сукнов. По оценке Владимира Козлова, у средней массы металлоторговцев доходность составляет 5-10%. Вадим Шуряков считает, что она еще меньше — 5-7%. Более того, по его прогнозам, процент маржи будет падать и дальше. Такого же мнения придерживается и г-н Сукнов: «Думаю, со временем доходность будет снижаться, пока не достигнет уровня 3-4%, как во всем мире», — прогнозирует эксперт.

По словам г-на Окладникова, увеличить прибыльность трейдеры пытаются за счет минимизации внутренних расходов: повышения эффективности системы логистики, оптимального складирования, сокращения трудо- и энергозатрат, грамотного распределения средств и гибкого подхода к клиентам. «Красноярский клиент в основной массе очень избалован: требует низкой цены и при этом отсрочки платежа», — отмечает эксперт.

С падением доходности бизнеса возрастает минимальный порог вхождения на рынок. Г-н Шуряков считает, что заработать на рынке металлопроката сегодня можно только за счет большого оборота товара, а это требует больших начальных инвестиций. «Наша компания работает в сегменте трубопроката. Выходить на этот рынок имеет смысл с объемом товара не менее 12 вагонов (700 тонн металла). Один вагон черной трубы стоит 1,8 млн рублей, оцинкованной — 2,7 млн», — говорит г-н Шуряков.
По оценкам Леонида Окладникова, чтобы достойно заявиться на рынке металлопроката, необходимо только в товар инвестировать около 100 млн рублей. «Если учесть, что тонна черного металлопроката сегодня стоит около 25 тыс. рублей, то складской запас в данном случае составит 4 тыс. тонн. Это объем товарного задела среднего уровня», — утверждает г-н Окладников.

Алексей Пендо считает, что выйти на рынок можно и с 1 тыс. тонн металла, однако для организации бизнеса однозначно потребуется металлобаза, не уступающая по своим характеристикам базам конкурентов. «Минимальные вложения в складские площади и логистику составят 15 млн рублей, но надо понимать, что это цена базы, требующей серьезной реконструкции и, соответственно, больших капиталовложений. Готовую базу сегодня приобрести практически невозможно», — говорит г-н Пендо. Эксперт также отметил расходы на привлечение качественной рабочей силы.

Супермаркеты металла наиболее конкурентоспособны

Специалисты утверждают, что падение доходности бизнеса напрямую связано с обострением конкуренции между металлоторгующими компаниями. «С каждым годом появляется все больше металлотрейдеров, а количество потребителей остается прежним», — поясняет г-н Сукнов. По словам г-на Козлова, конкуренция идет, в первую очередь, ценовая. «Когда две компании торгуют одним и тем же товаром одного и того же производителя, определяющим фактором для потребителя становится цена», — считает г-н Козлов. В числе второстепенных факторов эксперт отмечает клиентоориентированность и уровень сервиса компаний: скорость отгрузки товара, отсутствие очередей, наличие транспортных услуг и т.д.

По словам г-на Пендо, при работе с клиентами зачастую решающим фактором оказывается как раз не отпускная цена на металлопрокат, а «активность и профессионализм сотрудников, надежность по­ставок и дополнительный сервис». «Большое значение имеет объем и ассортимент складского предложения, потому что, как правило, клиент предпочитает переплатить, но взять все в одном месте, а не собирать товар по всем металлобазам города», — отмечает г-н Козлов. По словам эксперта, в этом отношении трейдеры широкого профиля более конкурентоспособны, чем узкоспециализированные компании.

По мнению г-на Сукнова, наиболее эффективным методом стимулирования продаж на рынке металлопроката сегодня являются активные продажи. «Если раньше менеджер мог просто «сидеть» на телефоне и принимать заявки, то сегодня он должен сам обзвонить всех клиентов, узнать, что им необходимо, и составить для них заявки», — поясняет г-н Сукнов. По его словам, многие сегодняшние клиенты формируют так называемые конкурентные листы — сравнительный анализ ценовых предложений разных трейдеров. «С их помощью они пытаются «давить» на металлоторговца и требовать скидку», — утверждает эксперт.

По словам Владимира Козлова, одним из распространенных способов конкурентной борьбы между металлотрейдерами сегодня является «head-hunting» — переманивание ведущих менеджеров компаний-конкурентов.

Олег Лефлеров прогнозирует, что ужесточение конкуренции в дальнейшем потребует от металлотрейдеров применения более «продвинутых» методов борьбы за клиента.
«Трейдеры начнут расширять список предлагаемых товаров за счет строительных материалов, метизов и т.д. Будет развиваться факторинг (словарь) и дополнительный сервис: обработка металла, комплектация заказчика «под ключ», изготовление металлоконструкций», — уверен г-н Лефлеров.

Металлотрейдеры займутся производством готовых изделий

По словам Алексея Пендо, жесткая конкуренция на рынке уже сейчас заставляет крупных металлотрейдеров выходить на новые рынки сбыта, расширять ассортимент сопутствующих товаров и услуг, развивать собственные производства и первичную переработку металлопроката. «Некоторые компании инвестируют средства в недвижимость, другие занимаются производством металлоконструкций», — говорит г-н Пендо.

Компания «Красо» недавно приобрела в Красноярске завод ЖБИ, на площадях которого создает сервисный металлоцентр по западному образцу. «На Западе такая категория, как металлотрейдеры, отсутствует в принципе. Есть производители металлопроката и сервисные металлоцентры, выдающие потребителю конечный продукт, т.е. готовое изделие», — поясняет г-н Козлов. На его взгляд, отечественный рынок металлоторговли сейчас движется к аналогичной схеме.

С ним солидарен в этом вопросе и г-н Сукнов. «Сейчас потребитель, по сути, покупает сырье. Чтобы получить готовое изделие, ему необходимо либо содержать собственное производство, либо заказывать изготовление другому предприятию. Приобрести сразу готовое изделие было бы для него выгоднее и проще», — уверен Иван Сукнов. По его словам, «Сибметаллсервис» еще два года назад открыл у себя сервисный металлоцентр.

О планах создания сервисного металлоцентра заявляет и «Сталепромышленная компания». «Мы будем производить строительные материалы: профнастил, профили для монтажа гипсокартона, вентилируемых фасадов, оконных ПВХ систем», — рассказал «ДК» Алексей Пендо.

Павел Пенчугов скептически относится к мнению своих коллег. «В настоящее время я не вижу потребности рынка в подобных центрах. По моим оценкам, обработать металл самостоятельно сегодня для потребителя выгоднее, чем купить готовое изделие. Соответственно, он не готов платить за него. Даже в европейской части России, где металлоторговля развита в разы сильнее, чем у нас, я еще ни разу не видел сервисных металлоцентров в полном смысле этого понятия, не говоря уже о региональных рынках», — утверждает г-н Пенчугов.

Местный рынок заинтересовал федеральных игроков

По оценке «СибПромСнаба», рынок только за прошлый год вырос на 60%. Основной прирост ему обеспечило строительство жилья. «За прошлый год в Красноярске было сдано 800 тыс. кв. м жилой площади. В этом году ожидается уже около миллиона», — утверждает г-н Окладников. По словам Алексея Пендо, динамику роста обеспечивает промышленное строительство, а также нефтедобывающая и алюминиевая промышленность.

По прогнозам экспертов, рост рынка металлопроката будет продолжаться и далее в связи с общим экономическим подъемом в регионе. Это неизбежно привлечет сюда металлотрейдеров федерального уровня. «Ранее наш рынок не интересовал федеральных гигантов металлоторговли вследствие небольшой емкости по сравнению с европейским рынком. Однако сейчас ситуация изменилась, и уже совершенно точно известно, что в ближайшее время к нам зайдет «Комтех» — один из крупнейших игроков федерального уровня. Эта компания уже открыла филиал в Новосибирске, а сейчас заходит в Кемерово», — говорит Владимир Козлов.

Приход федеральных игроков ужесточит конкуренцию на рынке, полагают аналитики. «Финансовые возможности этих компаний практически не ограничены. Это гиганты, имеющие неснижаемый складской остаток 150 тыс. тонн металла. Противопоставить им что-либо будет трудно не только местным, но и региональным компаниям. На мой взгляд, процессы слияния и поглощения компаний на рынке неизбежны», — уверен г-н Козлов.

По мнению г-на Окладникова, при желании федералы смогут забрать определенную часть рынка. «Им ничего не стоит купить базу, заполнить ее металлом и начать торговать «в минус» — демпинговать. Это позволит им «почистить» рынок, однако такой метод приведет к его временной стагнации, что, думаю, будет невыгодно самим новым игрокам», — считает г-н Окладников.

Павел Пенчугов сделал предположение, что приход федеральных компаний будет способствовать «оздоровлению» рынка. «Я не думаю, что федералы будут кого-то целенаправленно «выдавливать». Сама ситуация с их приходом сложится так, что на рынке останутся лишь крупнейшие универсальные поставщики и представители металлургических комбинатов. Уйдут только мелкие металлоторговцы, не имеющие финансовой мощи и поддержки заводов-производителей», — уверен г-н Пенчугов.

Алексей Хитров

"Деловой квартал-Красноярск"


02.07.2007 Почему рентабельность металлотрейдинга неустойчива

На челябинском рынке металлотрейда, возможно, скоро не останется мелких игроков. Крупные сетевые компании с каждым годом расширяют свое присутствие в регионе и наращивают клиентскую базу, лишая небольших трейдеров их главных преимуществ – быстроты реагирования и индивидуального подхода к заказчику. Уже сегодня рынок фактически контролируют пять-шесть металлоторговцев. В будущем число лидеров может увеличиться только за счет появления игроков, аффилированных с производителем. В условиях растущей конкуренции компании совершенствуют сервис, а также расширяют ассортимент товаров.
эксперты
Алексей Анисов
директор компании «Металлинвест Южный Урал»
Игорь Белокобыльский
директор челябинского филиала компании «ЕвразМеталл-Урал»
Владислав Григорьев
директор челябинского филиала ООО «Мечел-Сервис»
Вячеслав Деняев
заместитель директора дивизиона по маркетингу и продажам «Сталепромышленной компании»
Юрий Емелин
директор филиала компании «СГМК-Металл» в Челябинске

Почему рентабельность металлотрейдинга неустойчива

Как независимые металлоторговцы конкурируют с аффилированными структурами

Из чего компании извлекают дополнительную прибыль
Объем производства металлопроката в России в последние годы растет очень медленно. В 2006 г. количество проката, изготовленного на территории Урала и Западной Сибири, увеличилось всего на 5,9% в натуральном выражении. Однако, если сравнивать с 2005 г., когда прирост составил 0,8%, положительная динамика есть. В то же время запросы потребителей растут намного быстрее: строительные компании и машиностроительные заводы, являющиеся основными клиентами металлоторговцев, требуют все больше металла, и практически каждый строительный сезон на рынке наблюдается дефицит сырья.

Правила игры диктуют производители и крупные компании

Рынок не насыщен, он «проглатывает» все, что предлагается, поэтому производители до сих пор диктуют здесь свои условия, говорят эксперты. По их словам, дефицит усугубляется тем, что в периоды роста мировых цен на металлопрокат заводы направляют большую часть продукции на экспорт. Благодаря этому цены на металл могут за небольшой период подскочить на 20-30%, к чему трейдеры не всегда бывают готовы. ВЯЧЕСЛАВ ДЕНЯЕВ, заместитель директора дивизиона по маркетингу и продажам «Сталепромышленной компании», считает, что металлоторговцам удобнее работать в период роста цен: «Это связано с тем, что при увеличении цен заводами, каждая последующая партия поступающего металлопроката будет дороже, но рынок растет с опережением и особых трудностей с реализацией не возникает. При падении цен складывается обратная ситуация. Сложности возникают, как раз, в результате многократного повторения таких колебаний». Именно нестабильность цен большинство экспертов отмечает в числе главных проблем рынка: она сильно влияет на рентабельность бизнеса трейдеров. «Производители ориентируются на степень удовлетворенности спроса в конкретный момент и то повышают, то понижают цену. Они умело лавируют, извлекая выгоду, но нам, металлоторговым компаниям, такая нестабильность приносит одни сложности», – говорит АЛЕКСЕЙ АНИСОВ, директор компании «Металлинвест Южный Урал». Участники рынка отмечают, что за год рентабельность на этом рынке меняется на порядок: если в начале прошлого года она составляла 3-5%, то осенью – уже 25-30%, а с февраля 2007 г. в условиях роста цен на металл рентабельность держится на уровне 4%.

По словам экспертов, пять лет назад продажей металлопроката в Челябин­ске не занимался только ленивый. С тех пор многое изменилось, и хотя на рынке еще есть фирмы, работающие «на одном клиенте», с каждым годом их все меньше. Количество игроков эксперты подсчитать не берутся. По приблизительной оценке ЮРИЯ ЕМЕЛИНА, директора филиала компании «СГМК-Металл» в Челябин­ске, оно может доходить до 300 фирм. В условиях неустойчивой рентабельности можно работать только на большом объеме продаж, и мелкие трейдеры по­стоянно оказываются в проигрыше. «У маленьких фирм нет оборота, и того, что они зарабатывают, часто не хватает даже на оплату аренды офиса. Нам регулярно приходят предложения о сотрудничестве с ними или приеме на работу их бывших директоров», – рассказывает Юрий Емелин.

Сегодня в Челябинске работает пять-шесть крупных компаний, которые и задают тон всем остальным. Они контролируют 70-80% рынка. По словам экспертов, каждый шаг любого из лидеров серьезно сказывается на состоянии рынка, так как по сравнению со столицей и даже с Екатеринбургом местный рынок очень мал. Его объем подсчитать не берется никто: многие игроки не дают достоверных данных о своих продажах. По словам ИГОРЯ БЕЛОКОБЫЛЬСКОГО, директора челябинского филиала компании «ЕвразМеталл-Урал», лидеры рынка продают порядка семи тыс. т проката в месяц.

К числу крупнейших игроков эксперты относят «УралСибТрейд», представляющий Магнитогорский металлургический комбинат; «Мечел-Сервис», который является сбытовой структурой «Стальной Группы Мечел»; «ЕвразМеталл», который является сбытовой структурой EvrazGroup; «Сибир­скую Горно-Металлургическую Компанию» и «Металлинвест» – дилеров EvrazGroup; а также «Сталепромышленную компанию», позиционирующую себя как независимого трейдера. Все это филиалы крупных сетевых компаний, которые не так давно вошли на рынок: самые первые из них – в начале 2000-х. По мнению некоторых экспертов, в ближайшем будущем можно ожидать появления в Челябинске еще одной-двух сетевых компаний. Другие, напротив, утверждают, что все существующие «монстры» уже проникли сюда. «Приход в город каких-то крупных игроков возможен, если это будут структуры, аффилированные с производителями, то есть какой-то комбинат начнет создавать свою сеть для торговли напрямую», – полагает ВЛАДИСЛАВ ГРИГОРЬЕВ, директор челябинского филиала ООО «Мечел-Сервис».

Рынок завоевывают аффилированные трейдеры

Торговые дома металлургических заводов и связанные с ними металлоторговцы в последнее время активно выходят на рынок и строят собственные сети филиалов. Таким образом они укрепляют свой бизнес, ведь сбытовая структура – это гарантия того, что вне зависимости от уровня цен на рынке товар будет исправно продаваться. К тому же своя сеть сбыта позволяет исключить из товарной цепочки дилеров и получить дополнительную прибыль.

По мнению некоторых исследователей, в будущем аффилированные структуры завоюют большую часть челябинского рынка благодаря возможности получать различные скидки и рассрочки от производителя. Независимые трейдеры будут вынуждены перейти в разряд перекупщиков или вообще сменить бизнес. На плаву останутся только крупнейшие из них, имеющие разветвленные филиальные сети. Эксперты полагают, что это произойдет через пять-семь лет. Ситуация на современном рынке подтверждает эти прогнозы: большинство лидеров челябинского металлотрейда являются официальными представителями крупнейших российских предприятий.

Существует мнение, что независимые металлоторговцы не исчезнут с рынка, они станут обслуживать потребности более мелких клиентов, и выходом в конкурентной борьбе для них может стать объединение. Однако другие эксперты говорят о том, что объединение ресурсов нескольких фирм невозможно. Так, Владислав Григорьев вспоминает попытку, предпринятую металлотрейдерами Самары: они попытались создать из нескольких мелких компаний одну крупную. По словам г-на Григорьева, начинания не увенчались успехом, из-за того что руководство не смогло поделить власть. Переключение независимых металлоторговцев на мелких клиентов игроки считают более вероятным решением.

Будущее за созданием сервисных металлоцентров

Лидеры рынка с каждым годом все шире разворачивают сети и открывают по несколько новых филиалов в разных концах России. Широкий охват помогает расширить клиентскую базу и изучить индивидуальные потребности каждого заказчика. Трейдер, не имеющий филиалов в разных точках страны, ограничивает территорию продаж, так как, по мнению экспертов, вести продажи металла в том регионе, где компания не присутствует, нецелесообразно. Алексей Анисов: «Для того чтобы занять достойное место на рынке, нужно сначала организовать в регионе всю структуру сбыта: приобрести склад, подобрать персонал, который будет обслуживать клиентов. Чтобы сервис был качественным, его нужно осуществлять на месте, а не из другого региона». Этим принципом руководствуются многие металлотрейдеры, представляющие производителей: они выходят не только в столицы регионов, но и в более мелкие города. Таким образом они налаживают тесные связи с клиентами и отбирают долю рынка у местных компаний.

Несмотря на то что некоторые мелкие игроки в Челябинске до сих пор продают металл «с колес», большинство трейдеров считает, что наличие складских площадей необходимо для успешного ведения бизнеса. Среднюю стоимость открытой площадки эксперты оценивают в $1 млн. Юрий Емелин отмечает, что компания может немного сэкономить, построив площадку самостоятельно.

Трейдеры организуют на складских территориях металлоцентры, где, помимо продажи товара, потребителю оказывают услуги по его обработке: резке, упаковке и изготовлению металлоконструкций. Дополнительный сервис пользуется успехом у мелких клиентов, тогда как крупные заводы и предприятия имеют собственные мощности для их выполнения. Металлоторговцам оказание таких услуг приносит значительную дополнительную прибыль. В будущем, по словам участников рынка, конкурентная борьба развернется именно в направлении расширения количества услуг и повышения их качества. Весь металлопрокат сертифицируется, тот, который соответствует ГОСТу, считается одинаковым. Как только рынок станет более-менее насыщенным, потребитель начнет выбирать поставщика по уровню сервиса.

Трейдеры расширяют ассортимент

Всех металлотрейдеров условно можно разделить на специализированных и универсальных. К первым относятся те, кто продает продукцию единичных предприятий и тем самым ограничивает свой ассортимент, вторые заключают договоры с максимально большим числом заводов, для того чтобы предлагать полную номенклатуру проката. «Универсальность имеет свой минус – распыление ресурсов, – поясняет Вячеслав Деняев. – И мы сегодня уже не позиционируемся как универсальная компания». Однако все большее число игроков докупает недостающие позиции на стороне, стремясь расширить свой ассортимент. Так, «Мечел-Сервис» в последнее время торгует не только металлом своего холдинга. Игорь Белокобыльский говорит, что раньше универсальными называли себя мелкие трейдеры, которые работали с несколькими посредниками. «А сейчас все приходит к тому, что представители заводов тоже становятся универсальными и закупают товар у других производителей», – говорит г-н Белокобыльский.

Трейдерами, расширяющими количество поставщиков, движет желание по­крыть рыночный дефицит и улучшить свою финансовую дисциплину. По дилерскому договору они должны рассчитываться с производителем по определенному графику, и неважно, на продаже какого металла были заработаны деньги. Сегодня все большее число торговцев обращается к импортной продукции, металл везут в основном из Китая, Турции и Египта. По словам экспертов, при его продаже могут возникнуть сложности с сертификацией, однако разница в цене между отечественным и заграничным товаром делает проблемы несущественными.

Масштабной экспансии иностранных производителей на российский рынок опасаются многие игроки. Особенно большую угрозу представляет Китай, где в год выпускается около 400 млн т проката. Значительная часть его направляется на экспорт, так как внутренний рынок перенасыщен. Китайский товар примерно на 10% дешевле российского, и массовая торговля им значительно пошатнет цены и скажется на рентабельности, полагают участники рынка.

Однако способа справиться с дефицитом без помощи иностранных производителей пока невозможно. Даже EvrazGroup, по словам дилеров, временами присылает на реализацию импортный прокат. Такая ситуация продлится, до тех пор пока не будет кардинально увеличено производство металла в России, но сделать это на изношенных мощностях современных заводов невозможно. «Сейчас государство решило создать суперметаллургический холдинг, в который войдут независимые производители металла: «Мечел», «Северсталь», «Евраз». Первый шаг уже сделан: г-н Абрамович купил более 40% акций «Евраза». Возможно, когда все компании объединятся, в создание новых мощностей начнут инвестировать», – надеется Юрий Емелин.

Маргарита Запевалова

"Деловой квартал-Челябинск"


02.07.2007 Чем привлекает «москвичей» самарский рынок металлопроката

Активная федеральная экспансия на самарский рынок черного металлопроката началась 4-5 лет назад. Местные игроки пытаются сопротивляться ей, развивая дополнительные услуги и создавая региональные ассоциации металлоторговцев. По прогнозам экспертов, в ближайшие 2-3 года может произойти очередной передел рынка в связи с проникновением на него китайской и турецкой продукции.

эксперты
Александр Широнин
маркетолог самарского филиала компании «Мечел-сервис»
Сергей Прилепский
начальник отдела продаж ООО «Интерметпоставка-Поволжье»
Юлия Лобова
специалист отдела маркетинга группы компаний «Маяк»
Владимир Марин
директор ООО «Старт»

Чем привлекает «москвичей» самарский рынок металлопроката

Почему местным металлоторговцам не удается консолидироваться

Зачем самарские игроки развивают дополнительные услуги

Почему рентабельность бизнеса держится на одном уровне

Объем рынка торговли черными металлами в Самаре в натуральном выражении составляет приблизительно 40-45 тыс. тонн в месяц, оценивает маркетолог самарского филиала компании «Мечел-сервис» Александр Широнин. Из этого объема примерно по 15 тыс. тонн приходится на арматуру и металлический лист, а порядка 7-8 тыс. тонн – на фасонный прокат, оставшийся объем – на другие виды. Основные игроки на рынке торговли черными металлами в Самаре сегодня – 4 крупные федеральные компании: «Евраз-Металл-Поволжье», «Интерметпоставка-Поволжье», «Мечел-сервис», «Самарастройкомплект». По словам г-на Широнина, они контролируют порядка 70% самарского рынка. Федеральные игроки ориентируются на торговлю крупными партиями. Местные компании, не имеющие возможности работать с поставщиком напрямую, закупают черный металл в основном у них для перепродажи мелкооптовыми партиями конечным потребителям.

По мнению участников рынка, доходность бизнеса по торговле черными металлами составляет в среднем 20% и год от года существенно не меняется. Эксперты объясняют это длительными и устойчивыми связями трейдеров и поставщиков. Отклонения рентабельности в ту или иную сторону обусловлены лишь сезонными колебаниями цен и другими факторами, влияющими на ценовую политику поставщика.

Строительные компании развивают самарский рынок металлопроката

Самарский, как и российский рынок торговли металлопрокатом, по словам специалиста отдела маркетинга группы компаний «Маяк» Юлии Лобовой, представлен тремя направлениями – черная и цветная металлургия, а также материалы из оцинкованной и окрашенной стали: «На основе последних производятся материалы, необходимые для строительства, – сэндвич-панели, металлочерепица, штрепс».

Основные заказчики продукции в сегменте черного металлопроката – строительные компании и предприятия машиностроения. Но последних в Самаре немного – порядка 4-5. Поэтому рынок трейдеров черного металлопроката почти целиком зависит от развития строительной отрасли.

По словам г-на Широнина, рынок ежегодно растет на 10-15%, такая динамика обусловлена высокими темпами строительства в Самаре. С другой стороны, из-за того, что большая часть сбыта приходится на строительную отрасль, бизнес трейдеров черного металлопроката подвержен выраженным сезонным колебаниям. Начальник отдела продаж ООО «Интерметпоставка-Поволжье» Сергей Прилепский: «Главный сезон продаж приходится на период с мая по сентябрь».

По словам г-на Прилепского, весной 2006 г. цены на черный металл выросли на 40-50%. К зиме объемы продаж металлоторговцев традиционно снижаются на 15-20%. Иногородние производители черного металлопроката, такие как Челябинский и Западно-Сибирский металлургические заводы, склонны постоянно поднимать цены на свою продукцию, мотивируя это высокими издержками производства. По словам Александра Широнина, такая ситуация устраивает все стороны – производителей, поставщиков и потребителей черного металлопроката, так как отечественная продукция качественней зарубежной.

Производители диктуют цены металлотрейдерам

Другой фактор, влияющий на стабильность рынка, – его тесная зависимость от связей трейдеров с производителями черных металлов. Эксперты полагают, что именно этот фактор ключевой в конкуренции. Комбинатам неинтересно работать с трейдерами, которые не могут гарантировать им стабильного объема закупок, и они предпочитают сотрудничать с теми, кто готов покупать металлопрокат даже зимой, когда спрос на него со стороны конечного потребителя значительно снижается.

Как уверяют эксперты, прогнозировать изменения конъюнктуры практически невозможно. Уровень цен на региональных рынках соотносится с мировыми прайсами, а правила игры, в конечном счете, диктует производитель. Как пояснил директор ООО «Старт» Владимир Марин, самарские филиалы крупнейших московских трейдеров металлопроката сотрудничают с солидными иногородними производителями – это Магнитогорский металлургический завод, «Северсталь», Челябинский металлургический завод (ЧМЗ) и др.

Как подчеркивает Александр Широнин, производители всегда пытаются диктовать цены трейдерам, с которыми они работают: «Но и сам поставщик в свою очередь зависит от трейдера. Например, если крупная металлоторговая компания закупает у него 50% продукции, то производитель заинтересован продолжать с ней сотрудничать. Он может предоставлять ей существенные скидки при закупке товара». По словам Владимира Марина, в выигрыше оказываются самарские филиалы крупных федеральных компаний, которые работают с поставщиками напрямую. Они могут приобретать продукцию комбинатов по сниженным ценам. Нередко производитель предоставляет таким структурам отсрочки платежей, на которые другие игроки рынка рассчитывать не могут.

Зависимость от поставщика определяет и специфику деятельности компании-трейдера. Одни из них могут торговать преимущественно арматурой, другие – металлическим листом. Вопрос в том, с каким именно производителем работает трейдер металлопроката, каковы особенности его производства.

Местные игроки диверсифицируют бизнес

Чтобы выдержать конкуренцию со стороны столичных компаний, самарским фирмам приходится максимально диверсифицировать бизнес. Например, они перепрофилируют его, ориентируя не на торговлю, а на оказание дополнительных услуг. Владимир Марин: «Сама торговля металлом для нас уже не актуальна, и мы понемногу сворачиваем это направление. Для нас приоритетно оказание дополнительных услуг по вторичной обработке черного металлопроката. Это изготовление металлоконструкций, лазерная резка и другие работы, востребованные нашими клиентами-застройщиками».

Примерно таким же путем идет самарская группа компаний «Маяк». Юлия Лобова: «Фактически мы не трейдеры, а потребители металлопроката. Мы закупаем оцинкованную и окрашенную сталь, из которой производим металлоконструкции, необходимые в строительстве». А компания «Бизнесстальтранс» освоила производство стеновых и перегородочных блоков.

В отличие от местных игроков федеральные занимаются оптовой торговлей и оказывают клиентам стандартные услуги, к которым относятся рубка, резка и доставка металла потребителям. Сергей Прилепский: «В развитии дополнительных услуг мы не заинтересованы, так как занимаемся крупными оптовыми продажами».

Самарские компании создают альянсы для борьбы с «москвичами»

В условиях федеральной экспансии в регионе была создана гильдия металлоторговцев, которая объединяет самарских трейдеров металлопроката для противодействия «федералам». Инициатором создания этой организации выступила самарская компания «Бизнесстальтранс». Согласно Положению о гильдии металлоторговцев, организация создавалась для «содействия развитию экономической, хозяйственной деятельности участников гильдии, а также в интересах защиты потребителей металла, метизов и другой металлопродукции в Самарской области от случайных недобросовестных предпринимателей, предлагающих некачественный товар». Сергей Прилепский: «Федеральные компании в гильдии не состоят, потому что реализуют продукцию крупным оптом. Самарские игроки объединились, чтобы выжить, иначе их просто вытеснят с рынка».

Эксперты не смогли пояснить, каким образом членам гильдии удается противодействовать крупным федеральным сетям. Например, они могли бы делать консолидированные закупки, получая от поставщиков некоторые скидки. Г-н Прилепский: «Мы готовы предоставлять нашим клиентам скидки при условии больших объемов закупок. Но члены гильдии консолидироваться пока не спешат». Фактически игроки предпочитают «крутиться» сами по себе, зарабатывая на оказании дополнительных услуг и максимальных «накрутках» при мелкооптовой реализации. В самой гильдии металлоторговцев от каких-либо комментариев отказались. Александр Широнин: «Противодействовать федеральным компаниям члены гильдии не могут, у них нет для этого финансовых возможностей». Как полагают эксперты, гильдия металлоторговцев постепенно превратилась из организации, заявляющей о серьезных намерениях, в клуб «по интересам».

Как пояснил Александр Широнин, бизнес металлоторговцев основан на сотрудничестве не только с поставщиками, но и с потребителями металлопродукции: «Пока членам гильдии таких отношений выстраивать не удается – у них небольшие объемы складских запасов. В гильдию металлоторговцев входят не очень крупные компании». Поэтому у местных игроков, в отличие от крупных федеральных компаний, нет такой полной сформированной клиентской базы.

Китайские и турецкие металлоторговцы «атакуют» самарский рынок

В ближайшие 2-3 года, как полагают эксперты, конкуренция на рынке торговли черным металлопрокатом будет усиливаться. Бизнес будет расширяться и укрупняться. Небольшим местным игрокам придется уйти с рынка, освобождая место федеральным «акулам». По оценкам экспертов, на смену ныне существующим альянсам и гильдиям могут прийти крупные объединения, которые будут формироваться по схемам слияний и поглощений. Мелкие компании уйдут в розничный сегмент, а средние поглотятся игроками федерального масштаба либо объединятся в партнерства, чтобы обеспечить приемлемый для них уровень закупочных цен за счет увеличения объемов закупок. Но пока местные трейдеры еще не осознают необходимости консолидации. Компании работают в разных нишах, у них разные потребности к ассортименту и объемам закупок. Поэтому им довольно сложно гарантировать производителю предоплату, считают эксперты.

Появления на рынке города и области новых региональных организаций, которые могли бы стать серьезными соперниками для лидеров, пока ожидать не приходится. По оценкам экспертов, в условиях жесткой конкуренции выживут только игроки федерального масштаба и аффилированные с производителями структуры. Александр Широнин считает, что и федеральным компаниям придется потесниться, уступив часть рынка металлопродукции иностранным товаропроизводителям. Пока этот процесс только начинается, на самарский рынок все активней начинают выходить китайские и турецкие поставщики. Они продают сертифицированную продукцию по сравнительно низким ценам. Но местные потребители все равно мало им доверяют – сказывается некоторая предубежденность в отношении продукции этих стран.

Сергей Столяров

"Деловой квартал-Самара"


28.06.2007 Российский союз поставщиков металлопродукции совместно с РосОЭЗ проведет бизнес-семинар в Елабуге

Представители исполнительной дирекции Российского союза поставщиков металлопродукции провели встречу с руководителем Федерального агентства по управлению особыми экономическими зонами Михаилом Мишустиным, сообщает ROSEZ.ru.

На встрече был намечен комплекс совместных мероприятий по информированию членов РСПМ и металлургических компаний о возможностях промышленных зон «Алабуга» и «Липецк».

«Безусловно, металлообрабатывающим компаниям интересно прийти в ОЭЗ промышленно-производственного типа, которые и задумывались как производственные кластеры, - отметил Михаил Мишустин. - Согласитесь, любое металлоперерабатывающее высокотехнологическое производство логично размещать, имея по-соседству мощного производителя и поставщика. На данный момент мы сформировали план привлечения всех возможных переработчиков металла в липецкую ОЭЗ».

Налоговые и таможенные преференции по привлекательности Михаил Мишустин ставит на третье-четвертое место. На первом месте для инвесторов - создание инженерной инфраструктуры за счет средств государства – дороги, коммуникации, энергетика, газоснабжение, здания, аэропорты. Таким образом, достигается значительная экономия средств резидента.

Второй блок позитивных факторов связан с режимом дружественного администрирования: реальное снижение административных барьеров и количества контрольных мероприятий. Администрацией ОЭЗ будет обеспечиваться четкое сопровождение менеджмента проектов, вплоть до того, что на месте будут находиться все нужные специалисты для осуществления в режиме «одного окна» комплекса работ, связанных с оформлением прав собственности, получением различных разрешений на строительство, урегулированием миграционных вопросов и т.д.

В сентябре РСПМ совместно с Федеральным агентством по управлению особыми экономическими зонами планирует провести в Елабуге бизнес-семинар, посвященный возможностям бизнеса по развитию инновационных, высокотехнологичных перерабатывающих отраслей в зоне «Алабуга».

ИА Республики Татарстан «Татар-информ»


25.06.2007 Александр Романов: места на рынке хватит всем

Президент Российского союза поставщиков металлопродукции Александр Романов прокомментировал dp.ru новости о том, что в Ленобласти может появиться завод англо-голландской компании Corus по выпуску листового проката для автомобилестроения.

По данным газеты "Ведомости", новое предприятие может стать поставщиком всеволожского завода Ford, который сейчас использует прокат компании "Севергал" (принадлежит "Северстали").


DP.RU: По данным ряда СМИ, англо-голландская компания Corus планирует построить в Ленобласти предприятие по выпуску листового проката для автомобилестроения. Как вы оцениваете перспективы этого предприятия?

А. Р.: В автомобилестроении широко применяется холоднокатаный прокат. Если планируемый завод не будет полного цикла (а скорее всего это будет классический передельный завод мощностью от 300 до 700 тыс. т в год), он должен получать горячекатаный прокат.

Поставщиками горячекатаного проката могут выступить "Северсталь", НЛМК или ММК. Впрочем, европейские предприятия также могут поставлять горячекатаный подкат, особенно если новый завод будет находиться недалеко от порта – в таком случае можно выстроить удобную логистическую схему.

Локализация производства дешевле, нежели транспортировка комплектующих. Экономическая целесообразность и эффективность производства возьмут верх, ведь автокомпании не отличаются высокой рентабельностью и прибыльностью. Об этом свидетельствует и восточноевропейский опыт автосборки, где мировые автобренды самостоятельно обеспечивают свои потребности на территориях стран размещения производств.

К тому же, если все строящиеся автопредприятия в Петербурге перейдут на российские комплектующие, то перспективы у нового завода блестящие, учитывая опыт Corus в производстве листового проката для автомобилестроения.

DP.RU: Сколько могут составить инвестиции в строительство завода? И какова может быть его мощность?

А. Р.: Объем инвестиций зависит от оборудования и мощности производства на новом предприятии.

DP.RU: Планируется, что продукцию российского завода Corus станет использовать всеволожский завод Ford. Сейчас прокат ему поставляет "Севергал". Если Ford сменит поставщика, к каким последствиям для "Севергала" это может привести?

А. Р.: Что будет через 3 года с точки зрения производства холоднокатаного проката, какая будет потребность в автомобильном листе – предсказать сложно. Но так или иначе, через 5–7 лет потребность в качественном автомобильном холоднокатаном листе вырастет не менее чем на 3 млн т. Соответственно, места на рынке хватит всем.

Автопром выступит и одним из драйверов создания сервисных металлоцентров в России. Он уже становится локомотивом роста металлосервиса: например, компания ДиПОС не так давно запустила в эксплуатацию линию поперечной резки металла с ротационно-осциллирующими ножницами в городе Иваново. На оборудовании фирмы Fagor Arrasate изготовляются автокомпоненты для концернов Mercedes, BMW, Volkswagen, Ford, Opel – General Motors, Mitsubishi, Suzuki, Nissan, Renault, Peugeot PSA, Fiat и т. д.

Линия предназначена для производства листовых заготовок прямоугольной, трапециевидной, ромбической и треугольной формы, что значительно упрощает дальнейший технологический процесс при производстве корпусных деталей для автомобильной, электротехнической, машиностроительной и других отраслей промышленности.

Алексей Дементьев

Деловой Петербург


22.06.2007 РСПМ провел ротацию кадров

На заседании годового собрания РСПМ, в котором приняли участие порядка160 представителей ведущих компаний-дистрибуторов металлов, прозвучал отчет о работе Союза за прошедший год (и предыдущие 10 лет!), а также планы основных мероприятий и направлений деятельности Союза на период с июля 2007 г. по июнь 2008 г. Рассмотрены новые заявки на вступление в члены Союза, избраны руководящие органы отраслевого объединения - члены Совета РСПМ и президент.

Среди Совета РСПМ произошла ротация в Санкт-Петербурге: членом Совета по рынку металлов Северо-Запада на следующий год стал Сергей Васильев, гендиректор Балтийской металлургической компании. Также появилась новая секция по нержавеющему прокату, возглавил которую Латышев. И в направлении рынка проката цветных металлов еще одним членом совета стал коммерческий директор Кировского завода ОЦМ Александр Кислицкий.

Президентом же РСПМ на 11 срок (!) единогласно и даже безальтернативно избран Александр Романов.

В ходе годового собрания руководители компаний РСПМ рассказали о роли и значении Союза в своей деятельности. Выступили и рассказали о развитии своих компаний: Александр Дроздов (ДиПОС), Сергей Билан (ТМК), Александр Штейнпресс (Пилот), Сергей Масленников, (Стальинвест), Игорь Плеханов (Даймонд), Лев Аветов (Брок-Инвест-Сервис), Олег Тюрпенко (Металлсервис), Алекей Зайцев (Промстройметалл), Евгений парсанов (Союзкомплект), Лев Полянский (Протек), Максим Пацвальд (Rusteel), Сергей Сотонин (Уральская промышленная компания), Игорь Жиганов (Металл-Маркет), Руслан Булько (ЮгМеталлСнаб-Холдинг), Сергей Роленков (Ариэль), Алексей Ефимов (Металл-Экспо), Василий Черныш (Инпром), Валерий Заряник (Альма).

ИА Финам


30.05.2007 Как конвертировать имидж в деньги

В офисе Российского союза поставщиков металлопродукции (РСПМ) прошел круглый стол «Способы повышения эффективности связей с общественностью», участие в котором приняли представители пресс-служб, департаментов маркетинга и рекламы из Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Нижнего Новгорода.

Участники круглого стола обсудили современные коммуникативные технологии, стратегию информационной политики РСПМ в связи с юбилеем Союза в июне этого года. Президент РСПМ А. Романов проанализировал практики общественных связей металлосервисных компаний и отметил, что именно на пересечении коммуникативных потоков, исходящих из дирекции Союза и пресс-служб конкретных компаний-участников, и достигается пресловутый синергетический эффект. Привязка к весомому бренду РСПМ (10 лет безупречной репутации дают о себе знать!) обеспечивает повышенное внимание к деятельности компаний-участниц, и, наоборот, события в компаниях подстегивают интерес к деятельности Союза.

Во время анализа особенностей построения информационного обеспечения интересов компаний, опыта конкретных трейдинговых и металлоперерабатывающих компаний — участников круглого стола и отрасли в целом, прозвучали любопытные практики. Например, познавателен опыт трансформации мощного мирового бренда (ThyssenKrupp) на российском рынке, о котором поведала начальник отдела маркетинга ThyssenKrupp Materials И. Шикина. Или, наоборот, раскрутка бренда компании, что называется, «с нуля» с помощью корпоративной газеты и нетрадиционных рекламных кампаний, предпринятая небольшим питерским трейдером — Балтийской Металлургической Компанией, о чем рассказал С. Александров.

Прошел также премьерный показ фильма о Международной промышленной выставке «Металл-Экспо'2006», участие в которой приняли сотни металлургических компаний из десятков стран мира. При столь масштабном охвате аудиторий, коммуникации крупнейшей выставки в сфере металлургии осуществляются через все виды носителей массовой информации, включая наружную рекламу, телеэфир и сотни деловых и специализированных изданий страны и мира. Да и собственно выставка служит площадкой демонстрации PR-технологий отрасли и корпоративных коммуникаций. Достаточно вспомнить конкурсы среди корпоративных СМИ и видеофильмов (а недавно, кстати, выпущен сборник корпоративных фильмов, участвовавших в конкурсе «Metal-Vision’2006»).

Особенный интерес вызвало выступление С. Графского, исполнительного директора коммуникационной компании Terra Nova Communications — партнера мировой сети GlobalCom PR Network в России и СНГ, на тему «Особенности коммуникационной политики в период выхода на рынки капитала». Конечно, пока лишь ИНПРОМ и Сталепромышленная компания заявили о своих планах выхода на фондовые рынки. Но публичность отрасли растет, и рано или поздно эти вопросы встанут и перед некоторыми другими компаниями. Кроме того, применение коммуникаций с инвесторами не ограничивается только IPO — они столь же действенны и в ряде других случаев: при вексельных и облигационных программах, при банковских займах. Именно поэтому, работая, что называется, на опережение, мы вкратце расскажем о коммуникациях при выходе на рынок капитала. А коммуникаторы в этом случае нужны так же, как финансовые консультанты и юристы, аудиторы и андерайдеры. Тем более при выходе на зарубежные рынки, где стандартные для российского рынка методы донесения информации не состоятельны.

Главная задача при выходе на фондовые рынки — обеспечение убедительного информационного покрытия всех основных тем для принятия инвесторами решения об инвестировании. Основными целевыми аудиториями таких коммуникаций выступают финансовые аналитики, деловые и отраслевые СМИ и собственно инвесторы. Основными темами становятся: предыстория бизнеса и стратегия развития, квалификация и репутация топ-менеджмента, корпоративное управление и прозрачность, перспективы рынка отрасли и конкурентоспособность эмитента, управление рисками, прогнозы роста бизнеса и показатели устойчивости, рыночные преимущества и независимые показатели эффективности.

С. Графский охарактеризовал основные этапы до, во время и после выхода на фондовый рынок. Он отметил необходимость проведения на подготовительном этапе PR-аудита за период 1—3 года и разработки стратегии коммуникаций, механизма (инструментария) коммуникаций. Здесь важна честная оценка коммуникационной эффективности, весь спектр мнений аналитиков, экспертов, потенциальных инвесторов, СМИ о компании. Только так можно идентифицировать преобладающие мнения о перспективах компании и разработать стратегию коммуникаций. На этом этапе необходимо подобрать консультантов, внедрить мониторинги информационного поля и СМИ (Россия и зарубежье), проконтактировать со всеми целевыми аудиториями, в том числе с помощью регулярных «вбросов инфы» (пресс-релизы, сообщения, комментарии, участие в обзорах и исследованиях).

Во время предлистингового периода ставка делается на повышение осведомленности рынка о компании, анализируется маркетинг выхода и возможные антикризисные коммуникации. В этот момент приветствуются проактивные коммуникации — на опережение. Ведь речь идет о формировании нужного восприятия компании. И здесь все инструменты хороши — брендинг, соцответственность, реклама и т.п. Если расшифровывать эти масштабные направления, то надо упомянуть коммуникационные продукты (регулярные медиакиты, брошюры, корпоративный сайт с разделом для инвесторов, презентации, финансовая и нефинансовая отчетность) и обратить особое внимание на формирование службы IR, функции которой сводятся к связям с аналитиками и экспертами, СМИ в России и за рубежом, потенциальными инвесторами. Важно в итоге добиться узнаваемости эмитента и положительного информационного поля.


При этом нужно, конечно, помнить об особенностях работы с аналитиками. Ведь российские эксперты зачастую задают фактологическую основу для оценок западных экспертов. Поэтому необходимы информирование аналитиков о компании и ее деятельности, разъяснение бизнес-стратегии, дивидендной политики, планов выхода на новые рынки, усиление механизмов корпоративного управления. Плюс оперативное реагирование на запросы, отбор ключевых журналистов и их регулярное информирование.

В общем, маркетинг будущего размещения предусматривает обеспечение осведомленности ключевых инвесторов. Проще говоря, нужно «раскрутить» ожидания IPO, «подогреть» ожидания выгодных сделок, то есть создать спрос на акции компании.

Собственно при выходе на биржу уже включаются реактивные коммуникации, подразумевающие быстрое реагирование и разъяснение результатов размещения акций. Сопровождение выхода на листинг ведется, по сути, «в прямом эфире» с помощью сайта, СМИ, информагентств. Сюда же примыкают мероприятия: приемы, конференции и брифинги по итогам первого дня и информационное сопровождение уже непосредственно инвесторов (пресс-релизы, TВ-интервью, телеконференции, фотосессии и т.п.).

За этим следует закрепление результатов размещения, создание полноценной инвестиционной истории. На постлистинговом этапе для артикуляции результатов и дальнейших планов компании важен мониторинг не только котировок акций, но и мнений СМИ, аналитиков и экспертов. Здесь необходимо активизировать коммуникации через раздел IR на сайте, разработать долгосрочную программу IR-коммуникаций, провести аудит восприятия среди целевых аудиторий для корректировки IR-политики и управления ожиданиями инвесторов и рынка в целом.
С. Графский указал также на типичные ошибки пост-IPO этапа, в основном сводящиеся к недостатку координации с менеджментом и внешними консультантами; недопониманию принципиальных отличий в функциях традиционного PR и финансовых IR-коммуникаций; быстрое сворачивание активности после IPO и пассивности IR-деятельности после размещения акций (а-ля «без комментариев»).

Вот, собственно, и весь залог успеха! Остается добавить, что достигнута договоренность о том, что информация об РСПМ и «Металл-Экспо» будет включена в базу партнеров GlobalCom для доступа клиентов этой мировой сети в 62 странах мира. Если кто-то где-то захочет выйти на металлургический рынок России, он будет знать, через какие коммуникативные площадки это лучше сделать. Кроме того, С. Графский выступит экспертом аналитического раздела «Авторитетное мнение» на сайте РСПМ — спрашивайте!

Дмитрий Ляховский

Металлоснабжение и сбыт


29.05.2007 Чемпионат по плавлению

Ежегодно обновляемый рейтинг миллиардеров журнала Forbes приковывает к себе внимание читателей возможностью заглянуть в чужой кошелек. В списке богачей с недавних пор появились и российские металлургические магнаты. Однако не вполне корректно было бы на основании рейтинга владельцев сравнивать их активы.

Мастера спорта

Сравнивать компании -- занятие не из легких. Хотя бы уже потому, что каждая из них обладает своей спецификой, разной степенью прозрачности, своей особенной кредитной историей, деловой репутацией и пр. Именно поэтому некорректно проводить простое сравнение по капитализации компании или объему производства. Некорректны будут и сравнения по выручке и прибыли компании, а также по объему выплачиваемых ею дивидендов. Только оценив все факторы в комплексе, можно сколько-нибудь приближенно дать сравнительную оценку российским металлургическим компаниям, что и сделал BG.

Чтобы сузить круг сравниваемых компаний, возьмем лишь активы черной металлургии "толстосумов", попавших в первую сотню последнего релиза рейтинга российской версии журнала Forbes. В первой сотне рейтинга замечены:
Лидер рейтинга уже третий год подряд -- Роман Абрамович (с недавних пор является совладельцем Evraz Group).
На третьем месте -- Владимир Лисин (владелец Новолипецкого металлургического комбината; НЛМК).
На девятом -- Алексей Мордашов (владелец "Северстали").
На 11-м -- Виктор Рашников (владелец Магнитогорского металлургического комбината; ММК).
На 18-м -- Алишер Усманов (совладелец "Металлоинвеста").
На 20-м -- Дмитрий Пумпянский (совладелец Трубной металлургической компании).
На 34-м -- Игорь Зюзин (владелец компании "Мечел").
На 49-м -- Андрей Комаров (совладелец группы ЧТПЗ (Челябинский трубопрокатный завод)).
На 54-м -- Анатолий Седых (совладелец Объединенной металлургической компании; ОМК).

Однако сравнение соответствующих компаний по финансовым показателям сразу меняет "расклад сил". Из таблицы, составленной старшим оценщиком металлургического сектора НКГ "2К Аудит -- Деловые консультации" Кирой Раушенбах, следует, что на сегодняшний день лидером отечественной металлургии является все-таки НЛМК. К примеру, в прошлом году комбинат сумел заработать больше всех; одна из причин -- 100-процентная обеспеченность комбината собственной продукцией. При этом наиболее эффективно работает ММК, судя по тому, что соотношение капитализация/чистая прибыль (Р/Е) у него среди остальных металлургов самое оптимальное. Ту же "Северсталь" в этом отношении тянут назад убыточные зарубежные активы -- американская Severstal North America (SNA) и итальянская Lucchini. Впрочем, по мнению госпожи Раушенбах, в ближайшем будущем эта тенденция должна прерваться и SNA и Lucchini постепенно выйдут из кризиса. Очень неплохие показатели и у Evraz Group, прежде всего по соотношению EV/EBIDTA, где компания уступает только "Северстали". Наряду с этим у "Мечела" второе место по соотношению EV/S (стоимость компании/выручка), где компанию опередила также только "Северсталь".
А вот аналитик банка "Зенит" Игорь Нуждин считает, что корректнее сравнивать металлургов по размеру издержек. Хотя бы потому, что Россия уже давно на рынке черных металлов имеет имидж страны с низкими издержками. Так, по показателю EBITDA на тонну проката российские компании занимают лидирующее положение по сравнению со своими конкурентами, немного уступая в среднем значении лишь производителям стали из Японии.

Хотя если сравнивать темпы роста издержек российских компаний и темпы роста издержек в мире, то Россия начиная с 2000 года "лидирует" по этому показателю. Если в 2000 году российские производители на тонну производства проката затрачивали около $260 (минимальное значение в мире на тот момент), то в 2006 году затраты на тонну проката выросли до $425, или на 66%. За счет этого, по мнению господина Нуждина, Россия уступила первое место по низким издержкам производителям из Бразилии. Обусловлено это тем, что темпы роста затрат у российских металлургических компаний были самыми максимальными в отрасли (средний рост затрат по отрасли составил около 40%).

В свою очередь, аналитик ИК "Финам" Наталья Кочешкова предлагает сравнивать отечественных металлургов по активности приобретений новых активов. К примеру, только за 2006 год НЛМК купил сразу несколько сырьевых активов (крупнейшим из которых является "Алтай-Кокс"), способствующих развитию вертикальной интеграции компании. Созданное НЛМК СП с Duferco будет способствовать расширению присутствия российской компании в Европе, а приобретение еще и "ВИЗ-Стали" сделало холдинг монопольным в России и крупнейшим в мире производителем трансформаторной стали. Другим активным приобретателем госпожа Кочешкова считает Evraz Group, мажоритарным акционером которой в прошлом году стал Роман Абрамович. Холдинг за год приобрел двух ванадиевых производителей -- Strategic Minerals Corporation (Stratcor, США) и Highveld Steel and Vanadium Corporation Limited (ЮАР), а уже в текущем году завершил приобретение американской металлургической компании Oregon Steel Mills Inc.

Еще один критерий предлагает аналитик ИК "Центринвест Секьюритис" Евгений Буланов. По его мнению, рейтинг любой компании неразрывно связан с ее инвестиционными проектами, которые позволяют прогнозировать развитие компаний в долгосрочной перспективе. В этом смысле наиболее интересны, по словам эксперта, ММК и "Мечел". Первый из них запланировал на период с 2007 по 2012 год капитальные затраты в общей сумме $5,2 млрд. Крупнейшими инвестпроектами ММК являются строительство стана "5000" (объем инвестиций -- $1 млрд), увеличение мощностей по выпуску горячекатаного и холоднокатаного проката (соответственно $560 млн и $270 млн), что позволит компании после 2012 года выпускать 15 млн т стали. Для реализации этих планов ММК существенно повысил свою сырьевую независимость, заключив ряд долгосрочных контрактов на поставку железной руды (в том числе с ССГПО), коксующегося угля, цинка и алюминия. Общая сумма этих контрактов составляет $8,6 млрд.

В свою очередь, "Мечел", по словам господина Буланова, в последующие годы может существенно улучшить свои финансовые и производственные показатели, прежде всего за счет своих "дочек" -- "Южуралникеля", Челябинского меткомбината, "Южного Кузбасса". Так, согласно опубликованным финансовым результатам по РСБУ за первый квартал 2007 года, чистая прибыль "Южуралникеля" по сравнению с предыдущим кварталом увеличилась более чем на $20 млн, до рекордных $83 млн, а активы выросли до $250 млн. Челябинский металлургический комбинат (ЧМК) только в четвертом квартале 2006 года заработал $59 млн чистой прибыли. К тому же "Мечел" проводит коренную модернизацию производства на ЧМК, планируя значительно увеличить выпуск нержавеющей стали с тем, чтобы воспользоваться введенными Россией на три года пошлинами на импорт никельсодержащего плоского проката из стран ЕС. Угольная компания "Южный Кузбасс" запланировала в 2007 году увеличить добычу угля на 8,8% по сравнению с 2006 годом, до 18,5 млн т. По планам "Мечела" в период с 2006 по 2010 год инвестиции в горнодобывающий сегмент составят около $750 млн, что позволит нарастить производственные мощности, доведя к 2010 году добычу угля на предприятии до 25 млн т в год.

Кандидаты в мастера

Идею активизации в долгосрочной перспективе металлургов "среднего масштаба" поддерживает и президент Российского союза поставщиков металлопродукции Александр Романов. По его прогнозам, торговые дома металлургических компаний и независимые сетевые компании в рамках тенденции глобализации будут и дальше укреплять собственные позиции. Например, "Инпром" объявил об увеличении числа своих филиалов до 2011 года до 42 с нынешних 25, а Сталепромышленная компания планирует до 2012 года присутствовать в 150 городах России и СНГ, тогда как сейчас количество филиалов по стране немногим больше 30.

При этом господин Романов рекомендует не списывать со счетов и трубников, которые взяли курс на самообеспечение штрипсом и вхождение в премиум-сегменты. Так, группа ЧТПЗ инвестирует $300 млн в строительство сталелитейного комплекса. ОМК представила уникальный для России инвестиционный проект -- стан "5000" для производства проката трубного назначения из высококачественных марок стали вплоть до X120, что очень скоро позволит компании закрыть потребности производства труб средних диаметров от 210 до 530 мм.

Трубная металлургическая компания (ТМК) запустила масштабную инвестиционную программу до 2010 года, одной из главных составляющих которой станет развитие мощностей по производству стали. На Волжском трубном заводе сегодня действует электросталеплавильный комплекс мощностью 1 млн т стали в год, а в 2008 году начнется проектирование электропечи мощностью 900 тыс. т стали в год для Таганрогского металлургического завода ("Тагмет"), возведение которой планируется закончить к 2010 году. На Северском трубном заводе пуск агрегата внепечной обработки стали "печь-ковш" дал возможность получать сталь для труб с пониженным содержанием вредных примесей. Схожее оборудование функционирует и на "Тагмете". В целом благодаря вводу в строй новых машин непрерывного литья заготовок и других мероприятий по модернизации производства стали на всех своих заводах ТМК сможет добиться снижения зависимости бизнеса компании от внешних поставок металла на 80% (а в перспективе на все 100%) и обеспечивать заготовкой свое производство бесшовных труб.

Таким образом, эксперты подтвердили тезис о том, что сравнение металлургических компаний невозможно провести по тому же принципу, который используется при составлении рейтингов благосостояния их владельцев. В зависимости от выбранного параметра маятник будет отклоняться в сторону той или иной компании, не позволяя провести ее адекватную оценку. Тем более что "планы на будущее", вполне возможно, уже сейчас добавляют "веса" тем или иным компаниям. Хотя даже в прогнозах по компаниям каждый эксперт имеет свою точку зрения в зависимости от выбранной "шкалы сравнений".

Ставка на рекорд

По мнению Александра Романова, высокие показатели конкурентоспособности, рентабельности и эффективности российских металлургических компаний были достигнуты в свое время благодаря высокой концентрации акций в руках собственников, что позволяло проводить оперативную и последовательную как техническую, так и экономическую политику. И мировой опыт показывает, что публичные компании с тысячами акционеров скованы многочисленными управленческими процедурами, необходимостью согласования каждого шага с множеством владельцев акций и в этом смысле проигрывают на уровне принятия управленческих решений. Однако теперь, когда российские владельцы предприятий смогли сформировать устойчивые и работоспособные холдинги, вертикально интегрировать производственные активы, настало время фиксировать капитализацию бизнеса. Это естественный и правильный процесс, открывающий шлюз инвестиций зарубежных инвесторов в экономику страны.

По этой причине господин Романов считает, что проведенные рядом компаний в минувшем и текущем годах IPO, несомненно, скажутся на их позитивном развитии в дальнейшем. Так, проведенное ТМК одно из самых успешных размещений позволило компании получить справедливую оценку рыночной стоимости, подготовившись тем самым к сделкам M&A. При этом логичным для трубников, по мнению господина Романова, будет сделать и следующий шаг в сторону создания уже вертикально интегрированных компаний полного металлургического цикла. ММК, по его мнению, вложит вырученные деньги от размещения своих акций в Лондоне и России в инвестиционную программу стоимостью $5,2 млрд в рамках реализации стратегии по увеличению доли продукции с высокой добавочной стоимостью в общем объеме производства. А НЛМК в течение ближайших пяти лет направит на техперевооружение $4,4 млрд.

В свою очередь, Кира Раушенбах предрекает НЛМК потерю лидерства в отрасли. Главным конкурентом комбината эксперт называет "Северсталь", которая имеет огромный потенциал. А если еще подтвердятся слухи о вероятном слиянии компании Алексея Мордашова с Evraz Group, то такой альянс не только подомнет под себя отечественный металлургический рынок, но и сможет громко заявить о себе на международной арене. Ожидаемой госпожа Раушенбах считает серию приобретений ММК сырьевых активов, а также иностранных металлургических активов. А вот "Мечел", по ее мнению, скорее станет "главной мишенью" для поглощения в рамках тенденции к укрупнению российских металлургических предприятий.

Сами компании настроены более оптимистично. Так, в "Мечеле" убеждены, что компания в значительной степени обеспечена собственным сырьем (углем, железорудным концентратом, никелем и металлоломом), что позволяет ей в зависимости от рыночной конъюнктуры оперативно менять пропорцию в соотношении своего и приобретенного сырья. И в будущем, по словам руководителя отдела по связям с общественностью компании Алексея Сотскова, "Мечел" продолжит развитие стратегических направлений бизнеса, а именно горнодобывающего сегмента, и прежде всего угля, увеличивая объемы производства и усиливая рыночные позиции в России и за ее пределами, а также развитие секторов переработки собственного угля в металлургии и энергетике с целью углубления кооперационных связей между предприятиями компании и выпуска готовой продукции. Одной из важных задач, стоящих перед компанией, господин Сотсков называет повышение эффективности металлургического сегмента за счет снижения издержек, прежде всего за счет увеличения доли стали, произведенной методом непрерывного литья, а также при помощи роста объемов выпуска металлопроката строительного сортамента.

В свою очередь, самый рентабельный комбинат в мире -- НЛМК -- тоже не планирует останавливаться на достигнутом, следуя выработанной стратегии по развитию своих конкурентных преимуществ через сбалансированное развитие сталелитейного, сталепрокатного и сырьевого сегментов компании. По словам директора по связям с инвесторами НЛМК Антона Базулева, в настоящий момент компания реализует второй этап программы технического перевооружения, основной целью которого являются увеличение выплавки стали на 40%, до 12,4 млн т и увеличение выпуска готового проката. Для этого планируется увеличивать самообеспеченность основными ресурсами, обеспечить высокий уровень технологичности производственных мощностей, а также расширить спектр продукции с высокой добавленной стоимостью и увеличить доли нишевых продуктов за счет модернизации собственных мощностей и приобретений прокатных мощностей на основных рынках.

При этом Антон Базулев особо подчеркивает, что средний уровень рентабельности НЛМК за последние шесть лет составлял более 40%, что обеспечило компанию достаточным запасом прочности -- теперь даже при ухудшении ситуации на рынках сбыта НЛМК способен генерировать значительные денежные потоки. К тому же комбинат снизил зависимость от мировой конъюнктуры цен на сталь за счет увеличения доли конечных рыночных продуктов, пользующихся стабильно высоким спросом, объемов поставок слябов на приобретенные прокатные мощности на основных рынках и постепенное снижение доли слябов для свободного рынка. На данный момент НЛМК реализует данную стратегию путем поставок слябов на предприятие Dansteel A/S по производству толстолистового проката и прокатные предприятия СП НЛМК--Duferco. В будущем планируется увеличение производства высокоэффективных нишевых продуктов, а также дальнейшая специализация и увеличение доли высокотехнологичной продукции с высокой добавленной стоимостью.

Доля истины в подобной браваде есть. По мнению Натальи Кочешковой, крупнейшие меткомбинаты действительно смогут сохранить свои позиции в обозримом будущем, так как имеют практически сходные стратегии: ориентир на внутренний рынок, производство продукции с высокой добавленной стоимостью, реструктуризация активов, расширение объемов внутренних поставок. При этом госпожа Кочешкова замечает, что на ранжирование меткомпаний помимо прочего должно повлиять изменение стратегии сырьевой безопасности. Если раньше металлурги активно скупали производителей угля и железной руды, то в настоящее время обеспеченность сырьем всех крупнейших сталепроизводителей (за исключением ММК) находится на высоком уровне, а порой даже превышает их потребности. "Теперь на повестке дня стоит вопрос наличия современных технологий и производства продукции высоких переделов, расширения возможностей в плане рынков сбыта продукции и оптимизации издержек,-- поясняет эксперт.-- Кто будет успешнее в реализации этих направлений, тот и выйдет на первые места".

Дмитрий Смирнов

Коммерсант


29.05.2007 Проверка на лом

Бурный рост металлургического производства в последние годы сделал эту отрасль максимально зависимой от смежников, снабжающих меткомбинаты углем, металлоломом и железорудным сырьем. Эта тенденция обусловила практически повсеместный переход металлургических компаний к вертикально интегрированной структуре с целью снижения этой зависимости. Чтобы выжить, ломозаготовители были вынуждены приступить к созданию собственных сталеплавильных мощностей.

На сегодняшний день металлургическая отрасль России не испытывает сырьевого дефицита, всего достаточно: и железной руды, и коксующихся углей, и металлолома. По мнению участников рынка, сырья в недрах хватит всем. Однако главный вопрос заключается в том, насколько долго высокие цены на металлы будут стимулировать инвестиции в горнодобывающий сектор. Особенно в свете стремления металлургов избавиться от зависимости от смежных производств и превратиться в вертикально интегрированные холдинги, способные самостоятельно обеспечивать себя сырьем и электроэнергией. Правда, аналитик ИК "Проспект" Дмитрий Парфенов не согласен с тем, что эта стратегия эффективна. По его словам, связь с поставщиком или его вхождение в единую производственную цепочку эффективны только в том случае, когда сырьевые активы находятся в непосредственной близости от потребителя. В России же с ее необъятными просторами эффект от наличия собственной рудной базы нивелируется затратами на транспортировку руды.

Этот тезис наглядно иллюстрируют диаграммы эффективности ведущих металлургических компаний, из которых следует, что наибольшая эффективность (то есть более высокая прибыль на тонну) работы наблюдается у компаний с наименьшей стоимостью транспортировки руды. "Так, позиция ММК, который сосредоточился на работе с казахским ССПГО, вполне оправданна, ведь затраты на транспорт минимальны,-- поясняет господин Парфенов.-- В то же время освоение Приоскольского месторождения в Белгородской области, лицензию на разработку которого комбинат приобрел в прошлом году, повлечет увеличение затрат в несколько раз".

Важную роль в бизнесе мировых металлургических компаний играет металлолом. Как говорит президент Российского союза поставщиков металлопродукции (РСПМ) Александр Романов, его переработка дешевле, чем производство металла из природного сырья. Конечно, речь не идет о полной замене ломом металлических руд, но за рубежом рециклинг очень развит. Наибольший объем лома используется в электросталеплавильном производстве, на которое приходится до 55% всего потребляемого лома.
Следует заметить, что дефицита руды в мире уже не наблюдается, так как Китай практически удовлетворил свои аппетиты на нее. Поэтому прирост производства на отечественных предприятиях теперь компенсирует растущий спрос на руду внутри страны.

Что касается переработки металлолома, то здесь возможны некоторые трудности. В России в настоящее время реализуется сразу несколько проектов увеличения производства электростали, где лом является основным сырьем. В их числе программы ММК, увеличившего выплавку электростали до 2 млн тонн, трубных заводов, строящих собственные машины непрерывного литья заготовок, "Макси-групп" и т. д. Всего, по разным оценкам, в ближайшие пять лет могут быть введены дополнительные новые электросталеплавильные мощности, способные производить до 20-25 млн тонн стали в год. Именно на эту величину, по прогнозам Дмитрия Парфенова, должно вырасти и потребление лома. Правда, такой вариант развития событий может привести к дефициту лома, сбор и переработка которого пока не успевают за растущими потребностями металлургов.

Как замечает Александр Романов, рост использования лома черных металлов в металлургии обусловлен еще и значительным экономическим и ресурсосберегающим эффектом. Ведь при выплавке одной тонны стали с применением металлолома экономится в среднем 180 кВт ч электроэнергии, 0,8 тонны угля, 0,4 тонны известняка и 175 куб. м природного газа. Таким образом, экономия при использовании лома может достигать до 45% электроэнергии, 100% угля, 64% известняка и 20% природного газа.

Крупнейшим потребителем лома черных металлов является Юго-Восточная Азия, на долю которой приходится более 35% мирового потребления. На долю стран ЕС приходится 21% мирового потребления. Почти столько же потребляют страны, входящие в объединение НАФТА -- Североамериканское соглашение о свободной торговле (США, Канада, Мексика). Доля стран бывшего СССР составляет 11%. По мнению экспертов американского аналитического агентства World Steel Dynamics (WSD), до 2010 года ситуация с предложением лома в мире может стать более напряженной. Потребность в амортизационном ломе будет возрастать примерно на 3,2% в год.

Примечательно, что с начала года рост цен на лом замедлился, а в апреле резко пошел вниз. Например, за апрель цена на турецкий лом упала с $370 до $340 за тонну лома черных металлов. Аналогично происходила коррекция цен в Испании -- с 270 до 240 евро за тонну. Цены на лом в Америке в апреле снизились на 10% -- до $330-340 за тонну.

По данным ЦНИИЧермет им. И. П. Бардина, в России ресурсы черного металлолома составляют 1,7-1,8 млрд тонн. Несмотря на это, отмечает Александр Романов, в последнее десятилетие мы не раз становились свидетелями громких информационных войн между отечественными металлургическими компаниями и ломосборщиками. В итоге все крупнейшие металлургические группы -- "Евразхолдинг", ММК, НЛМК, "Северсталь", "Мечел", ЧТПЗ, "Макси-групп" -- вынуждены были создать собственные заготовительные структуры.

Естественно, игроки рынка металлолома тоже осведомлены о надвигающемся кризисе и принимают упреждающие меры. В частности, крупнейший игрок отечественного рынка -- промышленная группа МАИР, имеющая до ста площадок в России и сопредельных государствах, производственные мощности которых позволяют перерабатывать суммарно более 140 тыс. тонн лома ежемесячно, уже стала подумывать о будущем своей продукции. Так, в мае президентом группы Виктором Макушиным была высказана идея строительства на базе украинских ломозаготовительных предприятий МАИР собственного сталеплавильного завода. Кроме того, к 2009 году компания намерена расширить мощности по производству стали на Сулинском металлургическом заводе в Ростовской области до 1 млн тонн, а также выйти на рынки Германии и США.

В целом до 2010 года группа намерена вложить около $200 млн в создание вертикально интегрированной металлургической компании. По мнению аналитика ИК "Центринвест Секьюритис" Евгения Буланова, это позволит компании увеличить свою выручку вдвое -- до $1,6 млрд, а капитализацию до $2 млрд. При этом эксперт не исключает, что к 2010 году МАИР может принять решение о размещении части своих акций на бирже. Тем самым будет дан старт новой тенденции по преобразованию смежных отраслей в самодостаточные производственные циклы.

Дмитрий Смирнов

Коммерсант


29.05.2007 Выброс в деньги

Киотский протокол, вполне возможно, скоро начнет приносить доходы российским промышленникам. В частности, металлурги вплотную подходят к назревшей целесообразности продажи квот на парниковые выбросы. На Западе уже внедряются первые подобные проекты. И если российские производители не воспользуются сейчас отсутствием конкуренции, то в будущем их ждет роль гостей на парниковом рынке.

История вопроса

По оценке специалистов, металлургическая промышленность занимает второе место в России по объемам выбросов парниковых газов после энергетики. Отрасль уже сейчас имеет перспективные возможности по разработке и реализации проектов совместного осуществления (ПСО) для снижения энергоемкости металлопродукции, уровень которой в настоящее время на 20-30% выше, чем в промышленно развитых странах. В этой связи актуальное значение для предприятий металлургии имеют вопросы эмиссии парниковых газов, проведения их инвентаризации, разработки ПСО и организации продаж выбросов парниковых газов в период 2008-2012 годов на углеродном рынке России и за рубежом.
Правда, для реализации механизмов торговли выбросами потребуются значительные структурные перестройки в экономике, дополнительные инвестиции, серьезные законодательные меры, без чего эти идеи будут продолжать оставаться на бумаге. В частности, потребуется разработать и внедрить способы использования возобновляемых видов энергии, ограничить выбросы метана при производстве, транспортировке и распределении энергии.

Несмотря на то что изначально действие Киотского протокола истекало в 2012 году, уже сейчас секретариат ООН по изменению климата надеется на то, что на всемирном саммите по изменению климата в 2009 году будет согласовано новое положение о борьбе с глобальным потеплением, которое придет на смену Киотскому протоколу по истечении его действия. С учетом этого в России начаты глубокие исследования в этой области с прицелом на более далекую перспективу.

Первые шаги в этом направлении делают сами российские промышленники. Так, в 2006 году в рамках Европейской директивы по торговле выбросами Gazprom Marketing and Trading, входящая в группу "Газпром", осуществила первую сделку по продаже газа и разрешений на эмиссию СО2 в обмен на электроэнергию. А в апреле текущего года компания подписала соглашение сроком на шесть лет о покупке разрешений на выброс CO2 с бразильской компанией Propower. Кроме того, группа компаний "Мечел" в настоящее время изучает возможность использования метана в промышленных целях.

Торговля квотами на выброс СО2 осуществляется в рамках Киотского протокола. Он был ратифицирован Россией 22 октября 2004 года, а 16 февраля 2005 года вступил в силу. Киотский протокол принят в японском городе Киото 11 декабря 1997 года во исполнение целей рамочной конвенции Организации Объединенных Наций об изменении климата, заключенной в 1992 году.

В приложении к Киотскому протоколу приводились данные по объемам выбросов диоксида углерода на 1990 год: США – 36,1%, Россия – 17,4%, Япония – 8,5%, Германия – 7,4%, Соединенное Королевство (Великобритания) – 4,3%, Канада – 3,3%, Италия – 3,1%, остальные страны – по 1% или менее.
Так как суммарная процентная доля России и США составляла на тот момент 53,5%, то вступление протокола в силу определялось лишь его ратификацией этими двумя государствами. При этом для России обязательство по ограничению выбросов (в процентах от базового года) составляло 100%. То есть Россия не должна была ничего уменьшать в части выбросов парниковых газов – в отличие от США, где эта норма составляла 93%, что требовало 7-процентного сокращения объема выбросов парниковых газов. Тем самым Россия может быть отнесена к странам-донорам квот на выбросы парниковых газов. Протокол разрешает подобного рода донорство: "Любая сторона может передавать другой стороне или приобретать у нее единицы сокращения выбросов". Россия, тем не менее, сумела за 14 лет снизить выбросы парниковых газов на 29,9% по сравнению с уровнем 1990 года.

Эксперименты Запада

Западные промышленники тоже не сидят сложа руки. BP Plc и Rio Tinto Plc создали совместное предприятие Hydrogen Energy для развития технологии производства электроэнергии с помощью угля, нефти и природного газа без выброса в атмосферу парниковых газов. Совместный проект включает эксплуатацию электростанции в Шотландии мощностью 350 МВт. Используя природный газ в качестве исходного сырья, предприятие будет отделять водород, необходимый для получения электроэнергии, от углекислого газа, который планируется доставлять по трубопроводу в Северное море и сжигать на нефтяном месторождении, расположенном на глубине 2,5 мили ниже морского дна. BP также планирует запустить еще одну экспериментальную станцию – в Калифорнии, способную производить электроэнергию с использованием кокса, побочного продукта от переработки нефти. Электростанция в Шотландии будет запущена в 2011 году, если BP удастся получить разрешение и финансовую помощь от правительства Великобритании. Начало эксплуатации предприятия в Калифорнии ожидается в 2012 году.

Кроме того, в мае текущего года корпорация Alcoa объявила о внедрении на глиноземном заводе Kwinana в Австралии новой технологии сокращения выбросов углекислого газа в атмосферу под названием "углеродный захват" (Carbon Capture). Суть инновации заключается в связывании углекислого газа отходами переработки бокситов. Ее внедрение на заводе Kwinana должно снизить ежегодную эмиссию углекислого газа на 70 тыс. тонн, что эквивалентно выбросам 17,5 тыс. автомобилей. Смесь, получаемую в результате применения данной технологии, можно использовать в строительстве, при прокладке дорог или для рекультивации почв. Руководство Alcoa уже амбициозно заявило, что намерено распространить "углеродный захват" на всю алюминиевую промышленность мира.

Резюмируя наметившиеся тенденции, следует отметить, что уйдет как минимум четыре-пять лет, прежде чем громкие проекты начнут работать. Этого времени теоретически достаточно для запуска подобного рода проектов в России. В подобном случае, по мнению отраслевых экспертов, Россия рискует прибыть на рынок торговли квотами на выброс парниковых газов к шапочному разбору, когда Запад уже не будет испытывать в этом острой потребности.

Наш резерв

В России научная работа по созданию механизмов и инструментов, которые позволят начать эффективную "продажу воздуха" – торговлю выбросами, уже вовсю кипит. В частности, в ЦНИИЧермет им. И. П. Бардина под руководством доктора экономических наук, профессора, действительного члена Российской академии естественных наук, лауреата премии правительства Российской Федерации в области науки и техники Леонида Шевелева уже разработана одна из таких методик.
Наибольшее количество выбросов парниковых газов имеет место в аглодоменном производстве (46,3%) и на тепло- и паровоздуходувных электростанциях (28,3%). Суммарно в этих двух производствах выбросы парниковых газов составляют около 75% от объема их в целом по заводу. Аналогичные результаты получаются и при оценке видов топлива. Больше всего парниковых газов выбрасывается при использовании кокса и природного газа – соответственно 8,6 млн тонн (35,2%) и 4,7 млн тонн (19,3%), или суммарно 54,5% от общих выбросов парниковых газов по заводу в целом.

По словам Леонида Шевелева, исследования доказали, что российская черная металлургия обладает большими потенциальными возможностями по снижению энергоемкости металлопродукции и, следовательно, по снижению выбросов парниковых газов. По оценке ИЭ ЦНИИЧермета, потенциал снижения эмиссии парниковых газов составляет 30-35%, или 8 млн тонн в год. Тем самым черная металлургия не только вписывается в главное условие Киотского протокола (то есть к 2012 году снизит уровень эмиссии СО2, зафиксированный в 1990 году), но и имеет резерв для торговли лишними квотами на выбросы.

Газовать или не газовать – вот в чем вопрос

С точки зрения финансовой эффективности целесообразность подключения отраслевиков к процессу торговли парниковыми выбросами очевидна. Тем более что отрасль уже имеет ряд преимуществ перед мировыми производителями. По словам аналитика ИК "Проспект" Дмитрия Парфенова, российские металлурги хорошо обеспечены собственной энергией, себестоимость ее производства намного ниже, чем на предприятиях энергетики. А курс на укрупнение отрасли через слияния и поглощения позволит владельцам значительно сократить затраты на дублирующие функции и исправить ситуацию с недообеспеченностью сырьевыми активами.
В то же время следует быть готовыми к введению налогов на выбросы СО2 или использование ископаемого органического топлива и его производных. Такие налоги уже существуют в ряде стран ЕС (как инструмент политики, направленной на сокращение выбросов СО2), тем самым искусственно ухудшая конкурентоспособность предприятий, занятых производством энергоемкой продукции. В России на сегодня выбросы СО2 учету не подлежат, однако уже прорабатываются варианты внесения в формы статистической отчетности соответствующей графы для СО2.

Хотя, несмотря на возможные минусы, выигрыш все равно поражает воображение. К примеру, грубые расчеты экспертов из Энергетического углеродного фонда (ЭУФ – российский аналог Глобального углеродного фонда, организованный в 2000 году РАО ЕЭС в целях координации деятельности РАО по подготовке к использованию механизмов Киотского протокола и рамочной конвенции об изменении климата, а также представления интересов РАО в соответствующих международных организациях) показывают, что для одного из крупнейших игроков металлургического рынка – Новолипецкого меткомбината – это обернется весьма ощутимыми доходами. Так как доля НЛМК в выбросах СО2 России составляет примерно 5% (20-30 млн тонн в год), а с 1990 года выбросы сократились приблизительно на 30%, свободная квота составляет около 5-10 млн тонн СО2. При средней цене тонны СО2 $15 (а колебаться цена может в пределах от $2 до $50 за тонну) продажа прав может приносить комбинату до $100 млн в год.
В целом, по прогнозам экспертов, ежегодный объем мировых продаж сокращений выбросов к 2020 году достигнет $150 млрд. По расчетам экспертов Сиднейской фьючерсной биржи, ежегодный объем продаж составит вообще космическую цифру – $700 млрд. Правда, по словам аналитика ИК "Финам" Натальи Кочешковой, пока этот процесс в России тормозит отсутствие соответствующего законопроекта, который позволил бы промышленникам реализовать нормы Киото. И до конца 2008 года, по прогнозу эксперта, ситуация вряд ли изменится. Это пока делает Киотский протокол неактуальным для отечественной металлургии в качестве инструмента влияния и получения дешевых инвестиций.

Дмитрий Смирнов

Экспертное мнение

Александр Романов, президент Российского союза поставщиков металлопродукции:

– Конечно, несомненным плюсом российских компаний является вертикальная интеграция – от сырьевых до транспортных активов, обеспечивающая самодостаточность и независимость от мировых поставщиков. Да и сама продукция отечественной металлургии весьма конкурентоспособна.
Однако в технологическом плане пока имеет место отставание российской металлургии: сохраняется более 20% мартеновского способа выплавки (в основных странах-конкурентах его нет). Доля электропечной стали едва превышает 20%, тогда как в среднем по миру 33,8%. Доля разливки на машинах непрерывного литья заготовок в России только недавно приблизилась к 70%, а в среднем по миру 90,4%. Поэтому по-прежнему остаются актуальными вопросы технического перевооружения предприятий, снижения материалоемкости и энергоемкости, повышения производительности труда.

В этой связи извлечение дополнительной прибыли от торговли выбросами было бы весьма кстати для отечественных промышленников. Пока реально регулировать выделение метана металлурги могут, пожалуй, только в случае подземной добычи угля и лишь при условии наличия соответствующего оборудования. Так поступают в Китае, где в 2006 году было использовано в промышленности и электроэнергетике 1,2 млрд куб. м шахтного метана. Если же говорить о стадии металлургического передела, то, например, при доменном производстве стали уголь вместе с содержащимся в нем метаном сгорает с образованием углекислого и угарного газа. Развитие электроэнергетики на основе использования метана – это вопрос будущего.

Совершенно очевидно, что наличие или, наоборот, отсутствие свободных квот в самое ближайшее время станет одним из существенных конкурентных преимуществ. На долю металлургии, по данным WWF (World Wildlife Fund – Всемирный фонд дикой природы), приходится 11% выбросов, тогда как 45% эмитирует энергетическая отрасль, 10% – транспорт и 7% – производители стройматериалов и химические предприятия. И полномасштабная реализация Киотского протокола (КП) может нарушить глобальную конкуренцию в мировой черной металлургии.

В настоящее время только ЕС, Австралия и Канада полностью выполняют требования КП, что создает угрозу перемещения производства металлургических мощностей в другие страны, которые не соблюдают ограничения столь строго. Европейская комиссия предлагает ввести систему дополнительного сбора для крупных источников CO2. В этом случае ЕС может стать регионом мира, где к цене металлопроката добавится сбор за выброс СО2 в размере от 20 до 80 евро за тонну. И Eurofer (Европейская ассоциация производителей стали), разумеется, протестует. Но ситуация для России, определенная протоколом для первого этапа (до 2012 года), вполне благоприятная.  

Коммерсант


28.05.2007 РСПМ: площадка генерации идей

Формирование саморегулируемой отрасли

В июне Российский союз поставщиков металлопродукции, объединяющий ключевых производителей и дистрибьюторов металлов, отметит 10 лет. Это знаковая веха в истории Союза. Теперь уже очевидно, что пришло время смотреть на дистрибьюцию металлопродукции как на сформировавшуюся и динамично развивающуюся отрасль.

Главная цель Союза — консолидация участников рынка и создание механизма внутреннего регулирования. Это не только формирование неких единых правил поведения на рынке, что свойственно всем бизнес-объединениям, но и защита профессиональных интересов членов РСПМ, повышение управленческой и производственной квалификации. Очевидно, что только в саморегулируемой бизнес-среде можно обеспечить прозрачность, четкость и доступность.

«Сегодня, спустя 10 лет, с уверенностью можно сказать, что эта дата действительно знаменательна для большинства металлургических компаний России. Ведь с основанием Союза было положено начало принципиально новому формату взаимодействия участников металлургического рынка. В течение 10 лет произошла смена целого ряда значительных для металлургов событий. Однако неизменным осталось одно — практика совместного решения насущных для металлургов вопросов в рамках работы Союза. И, что особенно радует, прежней оказалась приверженность членов Союза Кодексу чести, утвержденному в Череповце на открытом заседании Совета и базирующемуся на непреходящих ценностях. Так же, как и 10 лет назад, принятие компании в РСПМ — один из показателей успешной работы, постоянного повышения планки показателей собственного развития», - отмечает в поздравительном адресе РСПМ генеральный директор Череповецкого МК ОАО «Северсталь» Анатолий Кручинин.

Проведение конференций, деловых поездок по России и за рубежом с целью обмена опытом, расширения круга партнеров, получения информации о состоянии и перспективах развития рынка черных и цветных металлов, возможностях поставщиков и новых требованиях потребителей, естественно, укрепляют конкурентоспособность и деловую репутацию членов Союза среди потребителей металлопродукции и других участников рынка металлов. Трудно назвать компанию в нашей стране, где бы не побывали с рабочими визитами делегации РСПМ за 10-летнюю историю его существования. Вот что говорит на этот счет президент, председатель Правления ОАО «НЛМК» Алексей Лапшин: «Группа НЛМК и РСПМ неоднократно организовывали в Липецке совместные конференции по проблемам, связанным с продвижением на российском рынке продукции комбината, в том числе высших переделов. Проведение этих мероприятий было полезным для всех участников рынка и дало положительные результаты».

О том же свидетельствует и исполнительный директор ОАО «Мечел» Алексей Иванушкин: «Союз не раз помогал производителям металла в организации диалога с продавцами, проведении встреч металлургов и металлоторговцев. В итоге обе стороны всегда достигали намеченных результатов».

Во всем мире членство в профессиональной организации является свидетельством того, что субъект рынка находится в постоянном профессиональном поиске, в движении вперед. Сервисная функция РСПМ подразумевает обмен лучшим опытом и передовыми практиками на всевозможных многочисленных деловых конференциях, научно-практических семинарах, отраслевых форумах. Только за минувший год мероприятия РСПМ посетили свыше 1 тыс. руководителей и менеджеров металлургических и металлосервисных компаний. А сколько за 10 лет, представляете? Все это стимулирует компании и развивает рынок.

«В настоящее время РСПМ — одно из самых прогрессивных профессиональных сообществ нашей страны, оказывающее непосредственное влияние не только на специфику отечественного рынка, но и на рост экономики в целом. Грамотно выстроенный продуктивный диалог между поставщиками позволил российской системе металлоторговли в короткие сроки достичь международного уровня. Сегодня наработки Союза, наряду с изысканиями зарубежных коллег, занимают достойное место в мировой практике металлопродаж. Для нас, производителей металлопродукции, очень важна регулируемая культура рынка, которая гарантирует цивилизованный, максимально выгодный сбыт и позволяет нам сконцентрировать внимание на основной деятельности», - констатирует генеральный директор ЗАО «Группа ЧТПЗ» Виталий Садыков.

Казалось бы, каждая компания занимается обучением самостоятельно, каждый сам определяется со своими конкурентными преимуществами и тем более — с маркетинговыми стратегиями развития. Однако при всем этом нужна общая коммуникативная площадка. И можно со всей уверенностью сказать, что за годы деятельности Союза создана комплексная система реализации программ, нацеленная на развитие и совершенствование работы компаний, обеспечение необходимой информацией, повышение профессионального уровня. Здесь и знакомство с передовым зарубежным опытом в Европе, США, Азии, регулярные встречи для обсуждения актуальных проблем внутреннего рынка металлов, внедрения производственных, информационных и других сервисных услуг для потребителей.

«В итоге все это порождает долгосрочные взаимовыгодные связи между членами Союза и основными производителями металлопродукции, укрепляет их взаимопонимание, формирует предсказуемость внутреннего и внешнего рынков металлопродукции, что столь важно для нашей страны», - говорит президент РСПМ Александр Романов.

За прошедшие 10 лет РСПМ объединил интересы многих компаний и разных людей, которые пришли в металлургический бизнес абсолютно в разное время и с разным опытом работы. Становление многих компаний — долгожителей Союза — пришлось на нестабильные и жесткие 1990-е годы, когда выживал сильнейший. Но, несмотря на закаленность одних и молодость других, все они нацелены на интенсивный путь развития бизнеса. И в этом смысле РСПМ — это еще и объединение личностей, которые направляют развитие и определяют стратегию на рынке не только для своих компаний, но и готовы поделиться собственными знаниями и опытом с коллегами.

«Во многом именно благодаря деятельности Российского союза поставщиков металлопродукции в нашей стране рынок металлоторговли оказался структурирован и систематизирован с точки зрения наличия «правил игры» на нем. И это, пожалуй, главная заслуга Союза. Особенно если сравнивать положение вещей в сопредельных постсоветских государствах. РСПМ, несомненно, — крупнейшее и авторитетнейшее профессиональное объединение на территории стран СНГ и Восточной Европы. А главное — максимально активное и действенное», - резюмирует заместитель генерального директора ЗАО «ТМК» Сергей Билан. - Члены РСПМ, еще недавно сугубо металлоторговые, повсеместно строят сервисные металлоцентры, развивают глубокую переработку, в том числе трубной продукции. Выгоды от этой тенденции получит главный адресат нашей работы — потребитель металлопродукции из всех ключевых отраслей экономики России».

Наряду с другими крупнейшими игроками металлургического бизнеса, Трубная Металлургическая Компания всегда выступала постоянным участником общественной деятельности Российского союза поставщиков металлопродукции. Намерена участвовать и впредь. В пользе этой работы для развивающейся экономики России сомневаться не приходится: «Металлосервисная отрасль — динамично развивающаяся сфера российской экономики, отвечающая глобальной цели по созданию металлообрабатывающих производств с выпуском продукции с высокой добавленной стоимостью. Благодаря деятельности РСПМ рынок металлоторговли в нашей стране вышел на новую ступень развития», - говорится в приветствии генерального директора ОАО «ТМК» Константина Семерикова.

С коллегами-трубниками согласен и президент ОМК Владимир Маркин: «Успехи металлургических предприятий, и ОМК в том числе, невозможны без эффективной работы сбытовой системы. Хочу подчеркнуть, что в успешной работе металлоторгового бизнеса заинтересованы как производители продукции, так и ее потребители. Для ОМК металлоторгующие организации — это чуткий инструмент для получения обратной связи от наших потребителей, от тех, для кого мы работаем».
Многие члены Совета союза видят текущую задачу в полноценном формировании теперь уже металлосервисной отрасли и развитии партнерских отношений с потребителями. Развитие сферы услуг с высокой добавленной стоимостью должно стать задачей ведущих участников рынка дистрибьюции металлов. Продвигать металлосервисные услуги, действительно, надо: известно, что в России доля поставок металла конечным потребителям в обработанном виде крайне незначительна, серьезно отстает от уровня Европы и США. На этом, собственно, и сконцентрирует свои усилия в среднесрочной перспективе РСПМ.

Что ж, «десять лет деятельности РСПМ подтвердили его высокий потенциал и эффективность. Несомненно, что это позволит Союзу осуществлять и в будущем самые смелые планы и решать задачи любой сложности, - пишет в приветственном адресе председатель совета директоров ОАО «ММК» Виктор Рашников. - Благодаря вашей деятельности сегодня отлажены и эффективно работают межотраслевые связи, внедряются в российскую практику современные формы организации сбыта, металлоторговли, подготовки металла к производственному потреблению и переработке».

Остается добавить, что празднование юбилея РСПМ пройдет в день годового собрания, 21 июня, куда будут приглашены ключевые партнеры членов Союза и представители всех ветвей власти.

Дмитрий Ляховский

Промышленный еженедельник


11.05.2007 Одного металла мало

Региональные металлотрейдеры все чаще приходят к выводу, что недостаточно просто продавать металл, и вкладывают деньги в такие виды деятельности, как металлообработка и логистика. Например, омское ООО «Партнер-Металл» наращивает мощности по обработке листового и сортового проката, а его кемеровские коллеги из компании «Юнитрейд» планируют ввести в эксплуатацию мини-завод по производству металлоконструкций. По словам самих металлотрейдеров, диверсификация — один из шансов укрепить позиции на рынке и противостоять возрастающей конкуренции с торговыми подразделениями крупных меткомбинатов. Впрочем, для трейдеров есть и другой выход — сделки M & A.

«Перехитрить» металлургов

Одинаково благоприятный с точки зрения конъюнктуры прошлый год тем не менее оставил у металлотрейдеров разные впечатления. Одни, «подбивая» итоги, оценивают его как удачный с точки зрения продвижения на рынке, другие отмечают, что их рыночные позиции не слишком изменились. «По итогам прошлого года наша компания увеличила объем продаж более чем на 60%, — отмечает гендиректор компании «Сибметаллсервис« Алексей Первухин. — Однако при этом цены на металл выросли в среднем на 40%, торговая надбавка уменьшилась на 4,5% по отношению к 2005 году. Доля нашей компании в городе не изменилась, т. к. в Красноярск зашли несколько новых игроков, которые оттянули на себя демпинговыми методами часть клиентов». (По словам участников рынка, новичками на Красноярском рынке металла выступили компании «Красо», «Сибпромснаб», «Феррум« и ряд других.)

В омской компании ООО «Партнер-Металл» не разглашают объем реализации, но директор компании Дмитрий Самарин подчеркивает, что компания укрепила рыночные позиции: «Помимо собственных усилий компании по продвижению продукции, увеличению доли способствовал рост потребления металла в строительной отрасли».

В Группе «Белон» не скрывают, что объемы продаж по итогам прошлого года были меньше запланированного: объем продаж составил 282 тыс. т, что на 6,2% больше показателя предыдущего года. «Доля нашей компании на рынке металла за прошедший год не изменилась, — отмечает замдиректора департамента металла Группы «Белон» Дмитрий Югай. — В перспективе «Белон» планирует увеличить свою рыночную долю на территориях присутствия в СФО до 20% (в настоящее время наша компания в среднем занимает порядка 10–15% рынка в ряде крупных городов). Основной шаг, который будет способствовать увеличению рыночной доли «Белона«, — рост объема продаж в ключевых городах СФО за счет более эффективных прямых продаж потребителям в своем целевом сегменте».

Несмотря на благополучное развитие, основная часть металлотрейдеров вынуждена кардинально решать вопрос повышения собственной конкурентоспособности. Эксперты связывают озабоченность металлотрейдеров с политикой меткомбинатов, настроенных работать «по-крупному». Сбыт продукции они осуществляют через свои структуры, доверяя самостоятельные продажи и отгрузку проката только крупнейшим сетям. В результате мелкие и средние независимые трейдеры вынуждены приобретать недостающую продукцию у дилеров производителя.

Сами производители так объясняют расставленные приоритеты. «Серьезная конкуренция на российском рынке металлопроката заставляет все большее внимание уделять организации системы дистрибуции своей продукции к конечному потребителю, — отмечает гендиректор ООО «Торговый дом «ЭСТАР» Владимир Лобко. — Среди металлотрейдеров проявляется тенденция перехода от простой торговли к организации сервисных металлоцентров. Мы поддерживаем подобные начинания и стараемся вести торговые взаимоотношения именно с такими трейдерами, предоставляя им определенные преференции.

Более того, меткомбинаты иногда напрямую составляют конкуренцию металлотрейдерам. «В последнее время на рынке металлов наблюдается тенденция к выходу производителей на региональные рынки через собственные сбытовые компании, — отмечает один из участников рынка. — Это, безусловно, является отрицательным фактором и приводит к усилению конкуренции».

При отсутствии в регионе сбытовых компаний производитель может пойти и на приобретение таковой из числа, например, своих дилеров. Так, в середине прошлого года Магнитогорский меткомбинат установил, по словам участников рынка, контроль над новосибирской группой компаний «Сибтранс». Цель объединения — создать сеть металлобаз в Сибири.

ОАО «Мечел», как и «Магнитка», и в сбыте своей продукции делает ставку прежде всего на собственный торговый дом. «Преимущество ТД «Мечел» — в наличии разветвленной сети сбытовых отделений по всей России, — отмечает руководитель пресс-службы ОАО «Мечел« Алексей Сотсков. — Мы верим, что прямое взаимодействие без посредников с потребителями нашей продукции позволяет лучше чувствовать рынок и формировать оптимальные предложения». По словам участников рынка, «Мечел» в настоящее время планирует выйти на омский рынок.

Другие меткомбинаты также планируют выход в сибирские регионы. По информации Российского союза поставщиков металлопродукции, о развитии в 2007 году складских комплексов в Красноярске недавно объявил ТД «Уралтрубосталь». А Трубная металлургическая компания открыла свой филиал в Тюмени.

Независимые металлотрейдеры прежде всего выигрывают в мобильности и гибком ценообразовании, но нередко уступают крупным предприятиям и аффилированным с ними сетям в цене и объемах реализации.

«Кроме того, независимые металлотрейдеры по сравнению с крупными сетями нередко ограничены в ресурсах, — подчеркивает аналитик ИК «ФИНАМ« Владислав Исаев. — В перспективе на металлотрейдинговом рынке будут доминировать крупные сетевые игроки. Число независимых сократится, но полностью с рынка они не исчезнут, найдя другие ниши». Исчезать с рынка никто из действующих металлотрейдеров Сибири не собирается (по крайней мере не заявляет об этом), однако поиском новых ниш занялись сразу несколько региональных металлотрейдеров. Основная задача — существенно расширить ассортимент предлагаемой продукции, сделав комплексное предложение заказчику одним из своих главных конкурентных преимуществ перед производителями металла.

В поисках разнообразия

«Очевидный тренд в развитии металлоторговых компаний — переориентация с торговли на развитие металлообработки и сервисных услуг, — отмечает президент Российского союза поставщиков металлопродукции Александр Романов. — В настоящий момент металлотрейдеры России продают не более 2–5% металлопроката с обработкой, а остальную часть товарооборота, как и раньше, составляет складская металлоторговля и услуги по комплектации заказов. В Европе до 75% продаж составляет металл, прошедший предварительную обработку и имеющий более высокую добавленную стоимость. Рынок сервисных услуг в России начинает развиваться, в Сибири эта тенденция находится еще в зачаточном состоянии». Ссылаясь на отзывы участников регионального рынка, Романов отмечает: «Сегодня при поставках металлопроката в Сибирском регионе основную роль играют низкая цена и прямые поставки с заводов, а зачастую — и возможность предложить «откат« снабженцу».

Но трейдеры не могут не «дружить» с меткомбинатами, и заключение прямых договоров с производителями металлотрейдеры по-прежнему используют как шанс усилить позиции на рынке. Например, «Сибметаллсервис», по словам Алексея Первухина, за прошлый год укрепил свои позиции, став официальным трейдером ОАО «Амурметалл«, а с остальными производителями металлопроката и труб пока отношения компании строятся через их дилерские сети».

Вместе с тем часть металлотрейдеров не скрывает своего разочарования в партнерстве с производителями. «Коррумпированность большинства гигантов металлоиндустрии настолько высока, что оптимизировать отношения с ними не представляется возможным», — пояснил «КС» один из участников рынка.

По этой причине некоторые компании стараются, чтобы статус официального трейдера не был основным фактором роста конкурентоспособности компании. Но следует отметить, что традиционный набор дополнительных услуг (к которым можно отнести доставку, резку металла или, например, кредитование клиентов) тоже уже не является серьезным конкурентным преимуществом. Все чаще компании делают ставку на диверсификацию деятельности.

Например, новокузнецкая металлотрейдинговая компания «Юнитрейд» готовится к приобретению собственного перерабатывающего комплекса по изготовлению металлоконструкций. «Помимо традиционных шагов, направленных на рост объемов торговли, мы стараемся предложить не просто трейд, а конечный продукт, — подчеркивает гендиректор компании Алексей Чесноков. — Мы приняли решение наладить переработку металла в металлоконструкции. Данная работа уже фактически начата, и если на первом этапе мы наладили работу на незадействованных мощностях других предприятий, то в настоящее время мы готовимся к приобретению собственного перерабатывающего комплекса по изготовлению металлоконструкций. В течение этого года планируем на базе данного комплекса ввести в эксплуатацию мини-завод стоимостью 130 млн руб. Ожидается, что данные инвестиции окупятся через три-пять лет».

ЗАО «Сибирский металлоцентр» в конце апреля запустило в Новоалтайске предприятие по производству металлоконструкций и металлоизделий для строительной отрасли ценой 150 млн руб. (Главным инвестором выступила группа компаний «СЭУС».) В 2007 году компания намерена выйти на объем производства 15 тыс. т оцинкованной стали, далее — 30–35 тыс. т в год. В перспективе завод будет не только выпускать готовые изделия, но и осуществлять переработку металла. Основными конкурентами менеджмент компании считает новосибирскую компанию «Металлпрофиль», иркутскую «Профсталь» и челябинскую «ИНСИ».

Красноярский «Сибметаллсервис» занялся развитием нового для компании направления — продажи профнастила. «Кроме того, идет развитие сопутствующих товарных направлений: строительных материалов, трубопроводной арматуры, отделочных материалов«, — подчеркивает Алексей Первухин. А «Партнер-Металл» планирует дальнейшее наращивание мощностей по обработке листового и сортового проката.

Однако, по мнению аналитиков, и введения дополнительных мощностей мало. «Снижение рентабельности, отсутствие крупных ресурсов для инвестиций, сложности с диверсификацией бизнеса, приход иностранных игроков, которым экономически целесообразнее купить локального игрока, чем выстраивать свою сеть, ценовая стратегия крупных игроков и другие факторы заставят региональных металлотрейдеров объединяться, сливаться с крупными компаниями или вообще уходить из бизнеса», — считает Владислав Исаев.

Слиться или поглотить

Значительная часть металлотрейдинговых компаний признается, что думает на тему возможности укрупнения бизнеса за счет сделок M & A. «Есть различные предложения: кто-то предлагает нас купить вместе с сетью филиалов, а кто-то готов встать под наши знамена, — признается Алексей Первухин. — Не буду раскрывать всех секретов, но развитие предполагается однозначно».

Решается перспектива и компании «Юнитрейд»: «Скорее всего, мы будем укрупнять бизнес за счет слияния с какой-либо другой компанией, — заявил «КС« Вячеслав Чесноков. — Небольшим компаниям все сложнее выжить на рынке, где существует тенденция к укрупнению металлотрейдингового бизнеса. Возможен и другой вариант развития событий — продажа бизнеса. В объединении или покупке бизнеса заинтересованы компании Сибири, Дальнего Востока и европейской части страны. Данные компании открыты, готовы к диалогу и не однократно обозначали свою заинтересованность в укрупнении».

Также об укрупнении думало и руководство Группы «Белон». Как стало известно «КС», компания недавно вела переговоры по этому вопросу с более мелким металлотрейдером — ООО «Нордком». Однако стороны подчеркивают, что пока не договорились.

Тягу трейдеров к укрупнению заметили и сбытовые подразделения меткомбинатов, но оптимизма по этому поводу они не испытывают. «Ряд крупных сетевых игроков строит свой бизнес на том, что предоставляет как можно более полный сортамент для потребителя на одном складском комплексе. При этом имеет место консолидация основных региональных трейдеров в более крупные организации. По нашему мнению, такие тенденции могут привести к региональной монополии металлотрейдеров и возможности влиять на рыночные цены в регионе», — отмечает Владимир Лобко (ТД «ЭСТАР»).

Однако трейдеры не торопятся принимать конкретные решения. Например, руководство «Белона» в настоящее время заявляет, что пока не собирается предпринимать еще одну попытку объединения с кем-либо. «На мой взгляд, в ближайшее время станет больше возможностей по наращиванию конкурентных преимуществ, так как конкуренция на рынке стала более справедливой, — говорит Дмитрий Югай. — Это связано с тенденцией отделения сбытовых структур от крупных меткомбинатов. Теперь в работе данных структур станет меньше эксклюзивных условий, во многом они будут конкурировать на общих основаниях«.

В качестве примера господин Югай приводит отделение компании «Мечел-сервис» от Стальной группы «Мечел». «Такое решение выглядит вполне логичным. Создание производителем металла собственной сбытовой сети — это желание менеджмента комбината получить дополнительную прибыль, не уступать ее металлотрейдерам. Но есть и обратная сторона медали — повышенные риски, связанные с накоплением кредиторской задолженности, которые ложатся на производителя. В случае сотрудничества с трейдером эти вопросы решаются проще: если компания не выполняет условия по оплате, значит, она потеряет в объемах поставок и рискует, что ей сократят квоты».

Консолидация производства и дистрибуции черных металлов неизбежна, уверены в Российском союзе поставщиков металлопродукции. «Торговые дома металлургических компаний и независимые сетевые компании в рамках тенденции глобализации будут и дальше укреплять собственные позиции, — подчеркивает Александр Романов. — Консолидация рынка металлоторговли еще недостаточно высока — порядка семи-восьми крупнейших металлоторговых компаний контролируют не более 20% рынка. Через 5–10 лет на рынке металлоторговли будут работать около 20 крупных сетевых компаний (как независимых трейдеров, так и торговых домов производителей), присутствующих во всех регионах. Продолжится и географическая экспансия сетевых трейдеров. Их доля, возможно, достигнет 30–50% рынка. Многие средние и мелкие локальные компании либо уйдут с рынка, либо будут поглощены. А на региональных рынках останутся наиболее эффективные «нишевые« компании, которые сегодня также развивают определенный набор сервисных услуг под определенных заказчиков».

Наталия БАРСУКОВА

Континент Сибирь


24.04.2007 Металлосервис выедет на автопроме

Трейдеры консолидируются и обновятся

Металлоторговлю ждут обновление и консолидация. Как считают эксперты Roland Berger Strategy Consultants, стимулировать эти процессы будет развитие автосборочных производств, которые вскоре станут крупными потребителями отечественного металла. При этом, уверены участники рынка, флагманами объединения отрасли могут стать как крупные металлургические компании, так и уже присутствующие на рынке ведущие металлотрейдеры.

Как отмечают эксперты одной из крупнейших консалтинговых компаний мира Roland Berger Strategy Consultants, на сегодняшний день в России нет сервисных металлоцентров (СМЦ) в западном понимании, скорее это сервисные металлосклады (СМС). По мнению руководителя проектов консалтинговой компании Надежды Лариной, принимавшей участие в подготовке исследования, главное отличие СМС от СМЦ заключается в том, что первые ориентированы на широкий круг потребителей (вплоть до физических лиц) и торгуют более широким, чем СМЦ, сортаментом металлопродукции. «В основном, — утверждает эксперт, — СМС ориентированы на запросы строительной индустрии». Поэтому, замечает г-жа Ларина, на складах можно найти и метизы, и трубы, и сортовой прокат. СМЦ же, по мнению авторов исследования, торгуют исключительно листовым прокатом, но обработка проката, в отличие от СМС, осуществляется под конкретного по­требителя.

С этим мнением согласен и генеральный директор ЗАО «ТД «Север­сталь-Инвест» Владимир Крайнов. «Так сложилось исторически, — отмечает он. — При всех крупных машиностроительных предприятиях в СССР были огромные металлоперерабатывающие комплексы, которые работают и сегодня». При этом, по его мнению, удерживать сегодня склад­скую торговлю на плаву становится все сложнее. По подсчетам президента Российского союза поставщиков металлопродукции (РСПМ) Александра Романова, сегодня трейдеры продают в России не более 2—5% металлопроката с обработкой, а остальную часть товарооборота составляют складская металлоторговля и услуги по комплектации заказов (СМС). «В развитых странах, — говорит он, — металл, прошедший предварительную обработку, составляет 75% продаж».

По оценке Roland Berger, для развития российского металлотрейдинга по западному образцу компаниям потребуется сделать значительные инвестиции в оснащение своих СМЦ. А это не слишком дешевое удовольствие для небольших трейдеров, считают участники рынка. «Оборудование одного СМЦ обходится в сумму около 15 млн долл.», — отмечает начальник службы по связям с инвесторами ОАО «Ин­пром» Сергей Коржов.

Как отмечено в исследовании Roland Berger, «будущее СМЦ зависит от масштабов локализации в России зарубежного производства автомобилей и «белой» бытовой техники». Уже известно о запуске заводов по сборке автомобилей в Калужской области (Volkswagen, план — около 115 тыс. автомобилей в год), в районе Санкт-Петербурга (в частности, Toyota — более 50 тыс. автомобилей в год) и др. По мнению авторов исследования, это дает уникальный шанс российским металлургам охватить нишу металлосервисных услуг, ведь от СМЦ «будут ждать высококачественный листовой прокат». Впрочем, как считает генеральный директор ООО «Мечел-Сервис» Андрей Пономарев, для этого необходимо, чтобы западные автоконцерны перевели производство комплектующих в Россию, а не поставляли готовые узлы, агрегаты и запчасти.

Продажи иностранных автомобилей в России, по подсчетам Roland Berger, растут на 9—10% в год. При этом производство иномарок на территории страны возрастет к 2012 году, по прогнозу экспертов, до 0,8 млн штук (2007 — 0,4 млн шт.). Сегодня доля автопрома и бытовой техники в структуре продаж металлоторговцев, по оценке Roland Berger, несущественна, тогда как продажи строителям составляют до 70%, а машиностроителям — около 15%.

По мнению Надежды Лариной, СМЦ, способные предложить обработку металлопроката для производства автомобилей и бытовой техники, будут интегрированы в производственную цепочку и дадут новый импульс развитию металлотрейдинговых компаний. Правда, пока основным драйвером развития металлосервиса, отмечает Владимир Крайнов, является строительная индустрия. При этом, говорит он, ее запросы к первичной обработке металла постоянно возрастают, а рынок металлосервиса растет со скоростью 10—15% в год. Автопром способен стать локомотивом развития СМЦ, считают участники рынка. «Локализация производства стоит дешевле, нежели транспортировка комплектующих», — отмечает Александр Романов.

Новые условия работы и требования потребителей, по мнению экспертов Roland Berger, могут привести к дальнейшей консолидации металлоторговли. «На рынке может начаться волна слияний и поглощений в рамках как вертикальной, так и горизонтальной интеграции», — говорится в исследовании. По словам г-жи Лариной, в 2006 году на самый крупный из СМС приходилось около 6% рынка. При этом, отмечает она, крупным металлургическим компаниям невыгодно продавать свою продукцию мелким трейдерам, что также будет способствовать консолидации в отрасли.

Впрочем, здесь мнения участников рынка разнятся. По словам Владимира Крайнова, десять крупных металлотрейдеров в России покрывают около 30% розничного потребления металлопродукции. По его словам, крупные меткомпании пока не стремятся стать флагманами объединения рынка — лишь «Северсталь» и «Мечел» сегодня занимаются развитием собственной дистрибуции. Центрами консолидации, считает президент РСПМ, могут стать как торговые дома меткомпаний, так и крупные сетевые трейдеры, доля которых на рынке, по его мнению, достигнет через 5—10 лет 30—50%. При этом, по мнению Сергея Коржова, сейчас меткомпании вряд ли будут проявлять большой интерес к трейдингу, поскольку на рынке спрос и так превышает предложение. Впрочем, утверждает Надежда Ларина, при любом развитии событий в регионах останутся мелкие компании, обеспечивающие удовлетворение локального спроса.


АЛЕКСЕЙ САДЫКОВ

RBC-daily


|« Первая   18 19 20 21 22 23 24 25 26 27   Последняя »|

Сегодня: 22 января 2019г.

вход в систему

Логин: Пароль:
Запомнить меня:

Регистрация | Забыли пароль?