Новости РСПМ и компаний

|« Первая   31 32 33 34 35 36 37 38 39 40   Последняя »|

18.09.2007 Металлургический Давос ждет свыше 35 000 гостей

Навстречу «Металл-Экспо’2007»

Заседание Оргкомитета 13-й Международной промышленной выставки «Металл-Экспо» (13-16 ноября) показало, что в «металлургическом Давосе» примут участие фактически все ведущие металлургические предприятия России, стран СНГ, Восточной Европы и Юго-Восточной Азии. Причем, в этом году будет не менее 100 новых компаний-участников. Cерьезную заявку о себе сделают китайские компании.

Всего свои экспозиции разместят на территории ВВЦ свыше 700 компаний из более 40 стран мира. На стендах будет работать свыше 4 000 человек. А посетят форум свыше 30 000 руководителей и специалистов из сфер металлургии и машиностроения, транспорта и логистики, металлообработки и металлосервиса. По словам представителя РСПП Светланы Степановой, подобные профессиональные форумы особенно важны на фоне формирования госкорпораций по авиа-и судостроению, развитию атомной энергетики и нанотехнологий, в условиях разработки стратегических программ развития базовых отраслей экономики.
В ходе Оргкомитета 30 руководителей профессиональных объединений, научно-исследовательских институтов, представители министерств и ведомств утвердили выступления свыше 500 докладчиков в рамках конгрессной части выставочного форума, число мероприятий которого превысит 60 конференций, семинаров, круглых столов и презентаций. На этих конференциях будет обсуждаться весь спектр вопросов металлургического бизнеса, развитие сервисных направлений для стройиндустрии, автопрома, трубопроводного транспорта. Организаторами мероприятий выступают свыше 50-ти организаций и компаний. Посетят деловые мероприятия свыше 3 000 человек. Только на территории ВВЦ для проведения мероприятий во время «Металл-Экспо'2007» будут задействованы 10 конференц-залов в 4 павильонах. Часть мероприятий пройдет в отелях «Космос», «Ренессанс», «Президент Отель», «Холидей Инн».

На выставке будет представлено все многообразие современного оборудования, технологий и продукции черной и цветной металлургии. Уже не первый год «Металл-Экспо» является основной переговорной площадкой для металлургических и металлопотребляющих компаний, формирует цивилизованный рынок металла в России. Ежегодно на выставку собираются свыше 500 первых лиц предприятий и компаний, а также тысячи ведущих специалистов. Они имеют возможность общаться лицом к лицу со своими потребителями, находить новые рынки сбыта, обсуждать перспективы сотрудничества с партнерами по закупкам сырья, оборудования и технологий, заключать договора на поставку металлопроката. За 4 дня сотрудники департаментов закупок встречаются со всеми поставщиками, что существенно экономит время и деньги на командировках. За 4 дня выставки можно решить вопросы, улаживание которых в обычное время занимает несколько месяцев.

«Мы стоим на пороге революционной трансформации рынка. В ближайшие годы производство стали в стране вырастет на 20-25 млн т и приблизится к 2015 году до 90 млн т, тогда как внутренне потребление возрастет до 45-47 млн т, – отметил сопредседатель Оргкомитета «Металл-Экспо» Александр Романов. – В условиях жесткой конкуренции на внешних рынках важно найти баланс спроса и предложения. И главное – стимулировать национальное потребление металлопродукции, внутреннюю переработку металлов, развивать наряду со стройиндустрией машиностроение, производство бытовой техники и другие отрасли».

Эти проблемы также будут активно обсуждаться на «Металл-Экспо». Тем более что в последнее время наблюдается тенденция наращивания импортных поставок металлопродукции в Россию. Так, буквально недавно российские производители метизов инициировали антидемпинговое расследование в отношении китайского крепежа. Это подтвердил на заседании оргкомитета заместитель генерального директора ассоциации Промметиз Борис Яранцев. По его словам, импорт китайских крепежных изделий с начала этого года вырос в 5 раз.

Промышленный еженедельник


17.09.2007  «Металлургический Давос»

Прошло заседание Оргкомитета 13-й Международной промышленной выставки «Металл-Экспо».

В выставке примут участие фактически все ведущие металлургические предприятия России, стран СНГ, Восточной Европы и Юго-Восточной Азии. Форум привлек почти 100 новых участников. Серьезную заявку на участие сделали китайские компании во главе с флагманом Вaosteel. Свои экспозиции на территории ВВЦ разместят свыше 700 компаний из 40 стран мира. Представитель РСПП Светлана Степанова подчеркнула, что подобные профессиональные форумы особенно важны на фоне формирования госкорпораций по авиа- и судостроению, атомной энергетике и нанотехнологиям в условиях разработки стратегических программ развития базовых отраслей экономики.

Как отметил Владимир Лаврищев, замдиректора департамента промышленности Минпромэнерго, 13-я Международная промышленная выставка включена в план работы министерства.

Оргкомитет утвердил выступления свыше 500 докладчиков в рамках конгрессной части, которая включает свыше 60 конференций, семинаров, круглых столов и презентаций по вопросам развития сервисных направлений для стройиндустрии, автопрома, трубопроводного транспорта. Организаторами мероприятий выступят свыше 50 организаций и компаний. Посетят деловые мероприятия более 3 тыс. человек.

«Мы стоим на пороге революционной трансформации рынка. В ближайшие годы 20-25 млн т и приблизится к 2015 г. к рубежу в 90 млн т, внутреннее потребление возрастет до 45-47 млн т, — отметил сопредседатель оргкомитета «Металл-Экспо» Александр Романов. — В условиях жесткой конкуренции на внешних рынках важно найти баланс спроса и предложения. И главное, стимулировать национальное потребление металлопродукции, внутреннюю переработку металлов, развивать наряду со стройиндустрией машиностроение, производство бытовой техники и другие отрасли». В последнее время растут импортные поставки металлопродукции. Между тем недавно российские производители метизов инициировали антидемпинговое расследование в отношении китайского крепежа. Замгендиректора ассоциации «Промметиз» Борис Яранцев рассказал, что импорт китайских крепежных изделий с начала года вырос в 5 раз. «Это одновременно и борьба с контрафактом — у китайских производителей некачественный материал», — добавила Светлана Степанова. Расследование может продлиться полгода.

Дмитрий Ляховский

 

Еженедельник промышленного роста


14.09.2007 Российские металлурги готовятся к кризису

Отечественные металлурги готовятся к жесточайшему кризису отрасли. Об этом они говорили большую часть времени сегодня на заседании оргкомитета, формально посвященному форуму "Металл Экспо", который пройдет в начале ноября на ВВЦ.

Последние семь лет отечественная металлургия чувствовала себя прекрасно: растущие рынки, растущие цены. Год от года растущее производство.

К 2015 году производство проката должно увеличиться с нынешних 60 млн тонн в год до 90 млн тонн. Металлургия по прежнему является привлекательной для инвесторов отраслью. В ближайшие год-два половина мощностей металлургической промышленности будет модернизирована.

Потребность внутреннего рынка сегодня составляет 36 млн тонн, а к 2015 году внутреннее потребление черного металла, по оценкам экспертов, возрастет до 47 млн тонн. Куда девать избыток - непонятно.

"Китайская экспансия, увеличение производства на Ближнем Востоке и в Юго-Восточной Азии закроет для нашей стали существеннейшую часть мировых рынков. Уже сегодня наша задача – стимулирование внутреннего потребления", - рассказал в интервью dp.ru президент Российского союза поставщиков металлопродукции Александр Романов.

"Если к 2015 году наше потребление металла остановится на 47 млн тонн, то случится коллапс. Ведь к этому времени будут закрыты почти все мировые рынки, а те, что останутся открытыми будут крайне незначительными", - добавил он.

"За последние семь лет российская черная металлургия накопила хороший жирок. Но сейчас цены пошли вниз. При этом мы позволяем себе оставлять определенные сегменты рынка металлопродукции неохваченными. Из-за этого дефицита пошел приток экспортного материала", - продолжил Александр Романов.

Акцент предстоящего форума будет сделан на стимулировании металлопотребления. Участники очень хотят, чтобы им помогло государство.

Попытки государства консолидировать отечественную промышленность в корпорации, такие как объединенная судостроительная или авиастроительная, не дают металлургам никаких надежд на то, что последние станут хоть сколько-нибудь серьезными покупателями.

"Нас вытягивает стройиндустрия, как воздух надо развивать машиностроение. Что бы вы понимали, какой объем металла требует строительство, то скажу, что по нашим подсчетам для создания инфраструктуры для олимпийских игр в Сочи потребуется 25-30 млн тонн стали", - пояснил Александр Романов.

Отрасль может спасти несколько факторов, считает он.

Во-первых, сохранение роста строительства на 10-15% в год. Во-вторых, создание в России заводов по производству, а не отверточной сборке, автомобилей. Наконец, серьезно поддержать отрасль способен нефтегазовый сектор, который уже сейчас требует замены огромной части трубопроводного транспорта, не говоря уже про строящиеся объекты.

Дмитрий Руднев

Деловой портал DP


12.09.2007 Времена «легкой» торговли закончились

НОВЫЕ ФОРМЫ СОТРУДНИЧЕСТВА МЕТАЛЛОТРЕЙДЕРА С ПОТРЕБИТЕЛЕМ

Объем рынка торговли металлом в последнее время неуклонно растет. До конца десятилетия, по прогнозам российских аналитиков, потребление стали на внутреннем рынке вырастет в 1,5 раза. Исходя из этого, можно ожидать, что ежегодное увеличение будет составлять около 10 процентов.

В настоящее время рентабельность компаний в металлоторговом бизнесе находится на уровне 4–10 процентов. Повысить ее можно двумя путями. Первый способ состоит в том, чтобы получить металл на заводе-изготовителе по меньшей цене. Для этого компания может вступить в корпорации, которые получают скидки на металлургических комбинатах в связи с большими объемами закупок. Второй способ – продажа металлопроката с большей наценкой. Это возможно только во времена дефицита товара на рынке.
Вместе с тем компания может увеличить доход от бизнеса, занявшись не только торговлей металлом, но и металлообработкой, а также организовав собственное производство.
Всех игроков рынка металлопроката можно разделить на три группы: структуры, связанные с меткомбинатами, представители федеральных игроков и региональные независимые металлотрейдеры. Судя по количеству участников бизнес-клуба металлотрейдеров РСПМ-Урал (РСПМ – Российский Союз поставщиков металлопродукции), на нашем рынке активно работает около 25 металлоторговых компаний.

Конкуренция на рынке металлов в настоящее время очень велика. Все труднее становится торговать металлом, не имея его в наличии. Обязательным условием работы на рынке являются оборудованный склад и запасы собственного металла. Для успешной работы и повышения качества сервиса разрабатываются новые схемы сотрудничества с конечными потребителями металлопроката.

Союз нерушимый

Крупные потребители металла (заводы ЖБИ, заводы металлоконструкций (ЗМК), машиностроительные предприятия), как правило, не нуждаются в огромном ассортименте металлопроката. Их потребности из месяца в месяц кардинально не меняются. Поэтому такие предприятия могут достаточно точно определить, какой металлопрокат и в каком количестве им понадобится в ближайшее время.

Именно из-за устойчивого характера спроса конечным потребителям выгодно объединить свои усилия по закупке продукции и получать ее в достаточном количестве и по более низким ценам. Осенью 2005 года на Урале для снабжения подобных предприятий были организованы две специализированных снабженческих компании, акционерами которых стали конечные потребители. Первая – ООО "Управление промышленной комплектации ЖБИ" – организована уральскими заводами ЖБИ (Северским, Асбестовским, Североуральским, Нижнеисетским) и Заводоуковским КСМ при участии ОАО "Стальной ТРЕСТ". Данное предприятие объединило закупочные усилия заводов, что позволило снизить стоимость закупаемого металлопроката для акционеров.

Вторая компания, созданная по той же схеме, называется ООО "Управление промышленной комплектации ЗМК". Отличается она лишь тем, что ее акционерами являются 5 заводов-изготовителей металлоконструкций (ООО "СП Дом-Бау", ООО "Тюменьстальконструкция", ОАО "Златоустовский ЗМК", ЗАО "Трест Уралстальконструкция", ОАО "Челябинскстальконструкция"), а также ООО "Компания Интерсталь 2000". Для подобных серьезных заказчиков важна гарантия поставки в срок. Именно это и определяет заранее завозимый на склад ассортимент продукции.

Стоит отметить, что в ближайшее время эти предприятия будут переименованы в "СтальСнаб ЖБИ" и "СтальСнаб ЗМК". В будущем планируется создание подобного закупочного альянса с представителями строительной отрасли.

Секрет успеха металлоторговой компании

Еще раз подчеркну, что для успешной работы на рынке торговли металлопрокатом компания должна обеспечить наличие на складе нужного ассортимента продукции и высокую скорость доставки. Наша компания выбрала для себя путь повышения оперативности работы всех служб. Именно для этого ведется строительство нового современного складского комплекса "ИСЕТЬ" площадью 12000 кв. метров крытых площадей. После ввода комплекса в эксплуатацию существенно сократится время комплектации заказа и погрузки, что позволит увеличить скорость обслуживании наших партнеров. Для обеспечения оперативной доставки расширяется автопарк компании. В ближайших планах – расширение парка техники за счет тягачей иностранного производства VOLVO и создание единой диспетчерской службы. Для того чтобы наши клиенты всегда могли получить оперативную информацию о наличии металлопроката, в 2006 году нашей компанией была организована бесплатная круглосуточная телефонная линия по продаже металлопродукции. Кстати, такая услуга в Екатеринбурге появилась впервые.


Таким образом, мы планируем достичь главной цели – максимально сократить время от момента поступления заказа на металлопродукцию до ее отгрузки на строительную площадку или склад нашего партнера.

Илья СОТОНИН

"Новый Уральский строитель"


11.09.2007 Какая стройка без металла…

Стальной прокат является основным конструкционным материалом для различных отраслей экономики. Один из ключевых потребителей металлопродукции – строительный комплекс, который сегодня решает масштабные задачи национального проекта. Сроки и темпы ввода жилья определены – строить нужно в два-три раза больше, причем достаточно быстро, используя современные технологии и качественные материалы. Поэтому крайне важным становится бесперебойное металлоснабжение строительных организаций для их эффективной работы.

От производителя или со склада

В годы рыночных преобразований считалось, что наиболее выгодный и надежный способ обеспечения металлом – прямые поставки с заводов-производителей. Мировой опыт уже доказал обратное. В развитых странах покупатели предпочитают брать необходимый товар с ближайшей металлобазы. Сегодня и в России ситуация выглядит иначе. По мнению специалистов, плюсы очевидны. Потребителю не нужно постоянно ездить на завод-изготовитель для оформления заказов, отпадает необходимость выстраивания логистических схем доставки товара. Эти заботы ложатся на "плечи" металлоторговых компаний, при этом они стремятся торговать по ценам производителя. А свои доходы трейдеры получают от заранее согласованных с заводом-изготовителем скидок.

В последнее время среди основных тенденций развития рынка четко прослеживается стремление трейдеров расширять комплекс сервисных услуг и сконцентрировать усилия на металлообработке. К примеру, такая задача ставится перед сервисными металлоцентрами (СМЦ). Как правило, пакет предоставляемых услуг включает обработку поверхностей и кромок, покраску, гибку и резку металла в заданный размер.

Не секрет, что в условиях строительной площадки не всегда получается достичь требуемого качества при гибке арматуры. Да и процесс этот достаточно трудоемкий и длительный. При этом, как утверждают эксперты, существует комплекс затрат, связанных с доставкой металлопроката, его хранением, налогами на зарплату, браком, дополнительными расходами на электроэнергию, отходами металла. В случае перехода на систему аутсорсинга, заключающегося в передаче заказов специализированным предприятиям, все эти аспекты перестают быть "головной" болью застройщика. Остается только сделать заказ гнутых изделий и проконтролировать их своевременное поступление на стройплощадку.

Что может получить строительная компания при размещении данных заказов? Во-первых, она не распыляет свои ресурсы. Наоборот, концентрирует их на основном бизнесе. Снижение издержек приводит к экономии. К тому же строители получают в нужный момент необходимое количество материалов, а эффективность достигается в том числе и за счет оборачиваемости капитала.

В то же время, по заявлениям экспертов, сервисных металлоцентров, аналогичных западным, у нас в стране пока нет. Сегодня их можно скорее назвать сервисными металлоскладами. Отличие в том, что сервисный металлоцентр ориентирован на глубокую переработку металлопроката в интересах конечного потребителя. На Западе переработка и интеграция достигли такого уровня, что, например, представить отдельно сервисный металлоцентр Thyssen Krupp от автомобилей Audi уже невозможно. У нас пока – это комплексные склады металлопродукции, в число основных клиентов которых входят компании строительного сектора экономики.

Тем не менее, и аналитики рынка это подтверждают, для увеличения конкурентных преимуществ операторы внедряют новые услуги. Наряду с традиционными методами обработки металлопроката и его доставки, потребителям предлагают более сложные работы, связанные с изготовлением полуфабрикатов. К примеру, востребована сегодня строительным комплексом кладочная сетка. Застройщику выгоднее купить по приемлемой цене эту продукцию, нежели производить ее своими силами.

Однако не все так просто, "проблемы роста" существуют. По мнению трейдеров, подобные услуги пока не пользуются широким спросом у клиентов. В частности, машиностроительные предприятия еще не готовы отказаться от собственных мощностей по предварительной обработке металла. А это, в конечном счете, влияет на рентабельность бизнеса металлотрейдеров.

Мыслить глобально, действовать локально

В настоящее время эксперты разделяют операторов рынка металлопроката на три основные группы: структуры, входящие в состав крупных федеральных игроков; компании-поставщики, созданные производителями металлопроката, и независимые трейдеры.

Конкуренция сильна, при этом на рентабельность бизнеса напрямую влияют мировые цены, а правила игры устанавливает производитель металлопроката. По оценкам специалистов, доходность металлоторговли может колебаться в течение года от 3 до 30 процентов.

Когда цены на мировом рынке идут вверх, производители увеличивают объемы экспорта, следовательно, в регионах формируется определенный дефицит металлопродукции. И наоборот, в зимний период, когда спрос у конечного потребителя снижается, происходит заполнение складов. Заводы не останавливают производство, поэтому предпочитают работать с крупными организациями, которые гарантируют стабильный объем закупок в течение года.

В то же время рентабельность независимых трейдеров зависит от деятельности компаний-поставщиков, созданных производителями металлопроката. Эти предприятия могут покупать продукцию "родных" заводов по сниженным ценам, да еще и с отсрочкой платежа.

Председатель совета директоров ОАО "Стальной ТРЕСТ" Сергей Сотонин полагает, что повысить конкурентоспособность и рентабельность бизнеса малым и средним металлотрейдерам поможет объединение закупочных усилий. По его словам, это действительно выгодно. Закупочная корпорация включает разветвленную сеть из нескольких металлобаз, которые ежедневно и каждая в своем регионе работают с конечным потребителем. Сегодня в Екатеринбурге уже разворачивают деятельность три новые общероссийские закупочные корпорации металлотрейдеров. Главное их отличие от структур, создававшихся ранее, состоит в четкой специализации на продукции определенного комбината. Участниками корпорации, как правило, являются 10-15 металлотрейдеров со всей страны, и это позволяет закупать на комбинатах от 10000 до 15000 тонн (около 250 вагонов металла) в месяц каждому объединению. При этом они не требуют товарного кредитования со стороны металлургов, и чтобы избежать поглощения и сохранения независимости, акционеры закупочных корпораций более восприимчивы к корпоративным стандартам производителей металлопроката.

По мнению экспертов, данные действия продиктованы усиливающейся конкуренцией на рынке торговли металлопрокатом. С одной стороны, малых и средних трейдеров теснят независимые металлоторговые сети федерального значения, с другой – торговые дома меткомбинатов. В такой рыночной обстановке достаточно сложно заниматься продажей металла. Не секрет, что многие поставщики металлопроката диверсифицируют свою деятельность, некоторые вообще уходят с этого рынка.

Создание закупочных корпораций, по прогнозам экспертов, должно принести определенные плоды. Во-первых, снизится эффект, которого добивались независимые сети федерального значения, в связи с большими объемами закупа с эксклюзивными скидками. Во-вторых, сегодня малые и средние металлотрейдеры тоже имеют возможность заказывать металл по наилучшим ценам, что позволит им стать более конкурентоспособными и тем самым увеличить прибыльность.

Определенную выгоду получают и меткомбинаты, участвующие в таком проекте. Они могут использовать для сбыта продукции готовую торговую сеть из 15–20 металлобаз, имеющих историю, сложившуюся клиентскую базу, а также поддержку региональных банков. И данное направление внесет разнообразие в сбытовую политику заводов-производителей. Остановившись на таком партнерстве, они выстраивают свою работу не только на организации собственной сети металлобаз, но и на использовании готовых торговых сетей. В результате снижаются издержки комбинатов на эксплуатацию и обслуживание складов, отпадает необходимость в подборе персонала и контроле над его деятельностью.

Об арматуре и не только…

Рынок арматурного проката, по оценкам специалистов, является одним из наиболее развивающихся и мобильных. Это касается и цен, и объемов потребления продукции. Устойчивый ежегодный рост не менее 10 процентов, как показывают статистические данные, наблюдается на протяжении последних восьми лет. Вместе с тем на динамику влияют и сезонность потребления продукции, и ценовая конъюнктура мирового рынка.

Увеличение спроса на сортовой прокат в стране во многом связано с нарастающими темпами строительства. По утверждению экспертов, в настоящее время уже более 1000 компаний в России занимаются поставками арматурного проката, десятая часть из которых каким-то образом освоили или внедряют переработку металлопроката.
Специалисты предполагают, что продолжающийся рост жилищно-гражданского строительства в стране к концу десятилетия должен привести к увеличению производства бетона и железобетона в 1,5 — 1,6 раза по сравнению с 2005 годом. В 2015 этот показатель вырастет в 1,9 — 2,1 раза. Цифры означают, что объем выпуска арматуры к 2010 году должен составлять 7,2-8,4 млн. тонн, а к 2015 – 7,6-8,4 млн. тонн в год.

По экспертным оценкам, дефицит арматурного проката в стране сегодня составляет примерно от 0,7 до 1 млн. тонн в год. В прошлом отечественные предприятия обеспечивали рынок только на 70 процентов. Дефицит восполнялся за счет импортных поставок, в частности из Украины. Статистические данные за первое полугодие 2007 года показывают, что украинские компании отгрузили на российский рынок около 132 тыс. тонн арматуры, и это в 16 раз больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В то же время Минэкономики Украины ведет переговоры с МЭРТ России о самоограничении поставок арматуры на российский рынок. Предполагается, что объем украинского импорта арматурного проката с середины августа до конца года не должен превысить 112 тыс. тонн, в следующем — 330 тыс. тонн, в 2009 — 363 тыс. тонн и в 2010 — 400 тыс. тонн. Кроме того, в рамках соглашения оговорены квартальные объемы поставок для обеспечения равномерности "заполнения" годовых квот. Но, как считают эксперты, во многом ситуация на рынке будет зависеть от согласованной ценовой политики российских и украинских производителей.

Показательна и другая особенность отечественного рынка металлопроката – нехватка арматуры малых диаметров. На практике это выливается в существенный перерасход металла. Как полагают аналитики, решив эту проблему, можно будет повысить экономичность железобетонных конструкций и значительно увеличить темпы возведения доступного жилья.

Эксперты утверждают, что цены на арматурный прокат будут расти и дальше. Мировые тенденции, обусловленные высоким спросом на металлопрокат, тому подтверждение. Потребление неуклонно растет в течение последних пятнадцати лет. Так, за прошлый год прирост по основным видам проката составил не менее 10 процентов. И наиболее ярко эти тенденции, по прогнозам аналитиков, будут прослеживаться в России, Китае и Индии. Рынки данных стран оцениваются экспертами как наиболее перспективные.
Реалии отечественного рынка металлопроката свидетельствуют, что для сохранения своих позиций российским металлургам необходимо постоянно повышать качество выпускаемой продукции, с учетом запросов и требований организаций строительного комплекса. Не секрет, что сегодня строители сталкиваются с тем, что отечественная арматура классов А400 и А500 уступает по своим показателям зарубежным аналогам. К примеру, у отечественной продукции наблюдаются худшая свариваемость и отсутствие маркировки. Один из путей, как считают специалисты, инвестирование в научную сферу с последующим внедрением в массовое производство. Мировой опыт уже доказал, что такие затраты всегда окупаются.

Другая "болевая точка" – это сертификация продукции. На конференции "Рынок арматурного проката: производство, потребление и цены сезона 2007 года" заведующий лабораторией арматуры НИИЖБ Сергей Мадатян подчеркнул, что сертификация в нашей стране нередко носит абсолютно формальный характер. По его мнению, достаточно часто продукция сертифицируется безо всяких испытаний и, как следствие, возникающие дефекты. Поэтому нужно создать необходимое количество нормативных документов на продукцию и ее применение, и для решения этого вопроса требуется финансовая помощь государства. Без выделения централизованных средств, как считает Сергей Мадатян, металлурги и строители "поневоле" будут тормозить собственное производство или переходить на стандарты других стран, а это, в конечном счете, нежелательно.

К положительным тенденциям рынка следует отнести, например, развитие небольших металлургических производств. По прогнозам специалистов, эти предприятия в ближайшей перспективе могут составить серьезную конкуренцию крупным металлургическим холдингам. В области новых разработок приоритетной задачей, полагают эксперты, является расширение производства и применения холоднодеформированного проката. Преимущества его использования очевидны, одно из них – полное отсутствие отходов. На Магнитогорском металлургическом комбинате уже наработан опыт производства такой продукции, соответствующей европейским стандартам. К тому же, учитывая рекомендации специалистов НИИЖБа, можно обеспечить через восемь лет ежегодный выпуск в стране холоднодеформированного проката до миллиона тонн.

Задачи масштабные и, как говорится, "работы, хоть отбавляй". А готовы ли к этому участники рынка металлов? Тем более, как считают эксперты, уже сегодня российские заводы не выпускают того объема арматурного проката, который требуется не только строителям, и это приводит к увеличению импорта и повышению стоимости продукции на внутреннем рынке. Так, в прошлом году арматура стала поступать к нам даже из Турции и Египта. Тот же Китай выпускает данной продукции в 10 раз больше, нежели Россия. Причем в среднем металлопрокат из Поднебесной на 10 процентов дешевле российского, а качество – европейское.

Никаких таможенных ограничений на ввоз китайской продукции сегодня нет. И, по мнению специалистов, не пустить этот металлопрокат на региональные рынки может государство. Не секрет, что когда промышленность Поднебесной "вставала на ноги" и вводились новые мощности, китайские власти активно стояли на защите прав своих производителей, создавая антидемпинговые пошлины, в том числе и на российский металлопрокат. Цели были достигнуты. Эксперты полагают, что в настоящее время подобные меры вполне уместны уже со стороны российских властей.

Существуют и другие мнения аналитиков рынка, касающиеся китайского импорта, которые сходятся в одном – российскому рынку арматуры не стоит "пугаться" экспансии из Поднебесной. Там недостаточно собственного сырья и дорогая энергетика. И хотя, по оценкам экспертов, в приграничных районах импорт из Китая или Турции будет расти, но он не составит существенной доли отечественного потребления.

Главное, как утверждают ученые и трейдеры – это качество продукции, дальнейшее развитие комплексных сервисных услуг для удовлетворения потребностей строительного комплекса. Качественный сервис поможет увеличить доходность торгового бизнеса, давая возможность металлотрейдерам инвестировать в развитие предприятий. Эти меры, по утверждению специалистов, способны повысить культуру и надежность снабжения металлопрокатом динамично развивающейся строительной отрасли.

Александр ВАСИЛЬЕВ

"Новый Уральский строитель"


04.09.2007 Воронежская компания "Союзкомплект" инвестировала €1 млн

Воронежская компания "Союзкомплект" инвестировала €1 млн в приобретение и ввод в эксплуатацию бетонного завода мощностью 40 тыс.кубов товарного бетона в месяц. Об этом сообщил финансовый директор компании Евгений Парсанов во время выступления на тему "Диверсификация бизнеса металлоторговых компаний, эффективность комплексных решений" во время бизнес-конференции РСПМ в Воронеже.

Из 4 тыс. т ежемесячно реализуемой металлопродукции на данный момент Союзкомплект перерабатывает своими силами порядка 1,2 тыс. т в арматурном цехе, где изготавливаются каркасные сетки уже не только для собственных нужд. По итогам минувшего года Союзкомплект ввел в эксплуатацию свыше 40 тыс. кв. м. жилья, а в 2007 г. сдаст порядка 30 тыс. кв. м. жилья.

Запуск собственного бетонного завода, по словам Евгения Парсанова, позволяет производить контроль точности монолитных конструкций с помощью измерительной лаборатории, услуги которой востребованы и другими участниками строительного рынка ЦЧР.

ИА INFOLine


27.08.2007 В Воронеже открылась двухдневная конференция металлургов

На конференции металлургов обсуждалось развитие бизнеса поставщиков этого вида продукции. Форум проходит в Воронеже третий год подряд. В нем принимают участие представители крупнейших российских предприятий. На встрече обсуждались инвестиционные проекты и перспективы развития воронежских компаний.

Александр Романов, президент Российского союза поставщиков металлопродукции: "Все участники рынка должны не просто слышать, что есть такие воронежские компании, есть такие-то предприятия в Воронеже, так-то развивается экономика, посмотреть своими глазами, пощупать, и через это посмотреть на свой бизнес, внести коррективы, получить опыт".

Лев Полянский, генеральный директор Группы компаний "Протэк": "Это событие стало, безусловно, самым важным событием в металлосервисной отрасли Воронежского региона. И оно тем более важно, что наши компании региональные имеют возможность услышать о том бесценном опыте, которым с нами делятся и президент союза Романов, и руководители, основатели крупнейших металлосервисных компаний. И этот опыт мы будем внедрять в работу наших предприятий".

Воронежская гостелерадиокомпания


24.08.2007 «Инпром» готовит бросок в Сибирь

Как стало известно «КС», на рынок металлоторговли Сибири готовится выйти новый участник — ОАО «Инпром» — одна из крупнейших российских сетевых металлосервисных компаний. Его руководство заявляет, что рассчитывает в регионах Сибири захватить 15-процентную долю рынка. Действующие игроки рынка считают намерения нереальными — по их мнению, «Инпром» не окажет столь существенного влияния на рынок, если только не начнет демпинговать.

ОАО «Инпром» (Таганрог) специализируется на мелкооптовой торговле и ритейле стального проката и трубной продукции, а также предоставляет услуги по металлообработке. В 2006 году объем продаж превысил 12 млрд руб. Собственная филиальная сеть компании действует в 25 крупных городах РФ. Основные акционеры ОАО «Инпром» на 31 марта 2007 года — CASSAR WORLD INVESTMENTS CORPORATION (60,66%) и ООО «Индустриальная Восточно-Европейская компания» (36,03%). По словам экспертов, фактически компания подконтрольна ее менеджменту, в частности гендиректору Игорю Коновалову.

Появление на сибирском рынке торговли металлом новых участников — не редкость. Металлотрейдеры большинства регионов отмечают ужесточающуюся конкуренцию. А на прошлой неделе «КС» стало известно о предстоящем приходе одного из наиболее крупных федеральных игроков — ОАО «Инпром».

В руководстве «Инпрома» «КС» подтвердили готовность к экспансии в Сибирь. «В наши планы входит расширение филиальной сети от западной части России в Сибирь, а в перспективе — на Дальний Восток. Открытие филиала в Новосибирске планируется на конец 2009 года, — рассказал «КС» начальник отдела маркетинга ОАО «Инпром« Роман Поярков. — Также в этот период планируется открытие филиалов в Омске, Сургуте, Кемерове, Красноярске, Барнауле, Томске, Иркутске и Тюмени. Однако если будет получено предложение о покупке какой-либо базы в Новосибирске ранее запланированного срока, то открытие состоится значительно раньше».

По оценке «Инпрома», среднемесячное дистрибутивное потребление металлопроката в Новосибирской области оценивается в 35–40 тыс. тонн в месяц. «Цель компании при открытии филиала в регионе — достижение доли в 10–15% локального рынка», — заявил «КС» директор по маркетингу «Инпрома» Василий Черныш. Он отметил, что компания делает ставку на развитие трех форматов металлосервисных центров: листового, арматурного и универсального.

Уровень затрат на открытие филиалов в регионах в компании не разглашают, но эксперты считают, что на открытие одного филиала «Инпром» может потратить $5–10 млн.

«Инпром» — далеко не новичок на российском рынке металлов, компания занимает хорошие позиции в рейтинге лучших отечественных производителей и торговцев черными и цветными металлами, — говорит руководитель пресс-центра Российского союза поставщиков металлопродукции Дмитрий Ляховский. — Имея большой опыт в построении филиальной сети, «Инпром» вполне может занять заявленные 10–15% регионального рынка». В качестве основного конкурентного преимущества «Инпрома» Ляховский называет ее готовность «глубоко интегрироваться в производственный процесс металлопотребителя».

Региональные металлотрейдеры придерживаются другого мнения. В руководстве Новосибирского филиала компании «Металлсервис» планы «Инпрома» называют малореальными: «Чтобы быть высококонкурентной сервисной компанией, нужно построить или приобрести огромную специализированную базу, приспособленную под продажу металлопроката, провести оснащение и завезти металл в большом количестве, чтобы поддерживать постоянный ассортимент. Это непросто в организационном плане — например, в Новосибирске есть проблема с хорошо оснащенными производственными площадками и складскими площадями. А построить новую базу — очень недешево даже для крупного металлотрейдера».

«15% омского рынка металлопроката — это достаточно большая доля для нового участника рынка, — считает начальник отдела маркетинга омской металлотрейдинговой компании «ОММЕТ« Татьяна Бибик. — За последние семь лет в Омске появились филиалы некоторых федеральных сетей. Они также заходили на рынок с амбициозными целями, но мы остаемся ведущей компанией на рынке. При этом металлотрейдеров в регионе будет становится все больше. В итоге конкуренция стала жесткой — только в Омской области более ста металлотрейдеров разного уровня. В таких условиях единственное, чем можно привлечь покупателя, — это очень широкий ассортимент и низкие цены».

При этом Татьяна Бибик признает, что доля основных участников омского рынка металла по некоторым позициям уменьшается в пользу «новичков» — как правило, официальных дилеров. В то же время общая емкость рынка металла, по ее словам, растет.

Участники рынка сходятся во мнении, что от крупного новичка можно ждать демпинга. «Не берусь прогнозировать, какова будет стратегия «Инпрома» в Сибири, но игрок его уровня может позволить себе держать низкие цены очень долго. Например, федеральная сеть «Металлсервис«, придя в Новосибирск, предложила цены ниже тех, которые сложились на региональном рынке, и держит их уже год», — отметил в беседе с корреспондентом «КС« замдиректора филиала по продажам ООО «Рустил-Трэйд» (металлотрейдер, работающий в Сибири и восточной части России) Вячеслав Кузьмин.

Наталия БАРСУКОВА

Континент Сибирь


22.08.2007 Металлическая угроза

ГАЗЕТА The Washington Post пишет о том, что Россия в скором будущем может начать экспансию за счет своих металлургических ресурсов.

«Российские 30—35 млн тонн черного металла, которые она экспортирует на Запад, — это капля в море, если брать в расчет, что в среднем его а мире производится более 1,2 млрд тонн ежегодно», — полагает аналитик ИК«БрокерКредитСервис» Вячеслав Жабин.

То есть значение вклада России в мировое производство черного металла преувеличено. Руководитель пресс-службы Российского союза поставщиков металлопродукции Дмитрий Ляховский тоже считает, что бояться шантажа металлом Европе не стоит: «На этом рынке в мире совсем другая ситуация, и никакого дефицита в нем нет». О каком шантаже может идти речь, недоумевает г-н Ляховский, если одна-единственная компания индийского миллиардера Лакшми Миттала Arcelor-Mittal в год производит чуть ли не в два раза больше черного металла, чем все российские компании, вместе взятые. «Западу стоит больше опасаться глобализации, когда пять-шесть гигантов объединят свои усилия и начнут диктовать свои условия посредством общей ценовой политики», — продолжает эксперт.

«Несколько иная ситуация с цветными металлами. Тут Россия действительно является влиятельным игроком на мировом рынке, потому как, например, около 23% поставляемого на мировой рынок никеля и 50% палладия производят российские компании», — считает Вячеслав Жабин.

Эркин Бекмирзаев

Business Week Россия


20.08.2007  Железный интегратор

Для того чтобы его компания могла противостоять крупным металлотрейдерам, Сергей Сотонин объединил усилия с поставщиками металлопроката из других регионов. Созданный ими закупочный союз «Стальной ТРЕСТ» решает задачу-минимум — торговцы прокатом из 20 городов России получают выгодные условия закупки на крупнейших металлургических комбинатах. Задача-максимум — лоббировать интересы участников Российского союза поставщиков металлопродукции (РСПМ) во властных структурах.

Досье

Сергей Сотонин

Родился в г. Полевском Свердловской области в 1960 г.

Образование:
1983 г. — выпускник Уральского лесотехнического института;
1987 г. — окончил аспирантуру Ленин­градской лесотехнической академии.

Карьера:
1987-1991 гг. — преподаватель Уральского лесотехнического института;
1991 г. — главный бухгалтер ООО «Вахта-лес»;
1991-1998 гг. — акционер и руководитель предприятий, занимающихся снабжением заводов продукцией производственно-технического назначения;
1998-2005 гг. — генеральный директор ЗАО «Уральская Промышленная Компания»;
с 2006 г. — генеральный директор ОАО «Стальной ТРЕСТ» (организатор корпораций металлотрейдеров «ЕврАзияСТАЛЬ», «МАГМЕТ», «СтальМАКС»), председатель совета директоров ЗАО «Уральская Промышленная Компания».
Совладелец автотранспортной компании «ЮТА» и строительной компании «УПК-металлоцентр» (строит современный логистический центр «Исеть» площадью 12 тыс. кв. м вблизи Екатеринбурга).
Общественная работа:
с 2005 г. — член совета Российского союза поставщиков металлопродукции, ответственный за деятельность этой общественной организации в Уральском регионе и за работу секции РСПМ по поддержке малого и среднего металлоторгового бизнеса; сопредседатель бизнес-клуба металлотрейдеров Уральского региона «РСПМ-Урал».
Семья:
женат, двое сыновей.
Хобби:
садоводство, служебное собаководство, литература, поэзия.

Когда представитель некой голландской фирмы познакомился с организацией труда в Уральской Промышленной Компании, то назвал увиденное «другой цивилизацией».

Процветает эта «другая цивилизация» на одном из этажей бывшего училища Екатеринбурского мукомольного комбината. Более 15 лет назад два брата Сергей и Владимир Сотонины арендовали здесь пару комнат под офис своей лесоторговой компании. Сейчас они управляют делом из тех же кабинетов, только интересует Сотониных уже не лес, а металлопродукция, да и размах у предприятия иной. По твердому убеждению Сергея, бизнес не может долго существовать в неизменном виде — он должен постоянно трансформироваться, размножаться, делиться и объединяться.

Выйти из леса

В 1991 г. Сергей Сотонин, преподаватель Уральского лесотехнического института, собирался в Питер, где ему предстояло потратить три года на доработку и защиту докторской диссертации, по­священной технологии лесозаготовок, но, поразмыслив, решил отказаться от научной карьеры.

К тому времени он уже занимался коммерцией. Первое предприятие «Вахта-лес» было профильным — благодаря знакомству с отраслью и системе НТТМ, позволявшей вести частное предпринимательство, Сергей, отдавая часть денег комсомолу, стал посредником между леспромхозами и снабженцами из Средней Азии, которых находил здесь же, на Урале. Преподавателю института лес­промхозы давали товар без предоплаты. Бизнес поднялся на товарных кредитах и укрепился за счет филиальной торговой сети в южных республиках, благо рублевое пространство оставалось общим. Совладельцем компании «Вахта-лес» стал брат — Владимир Сотонин.

Торговля лесоматериалами принесла первый капитал. В 1993-1994 гг. Сергей и Владимир Сотонины, скупив ваучеры, приобрели на государственных торгах 25%-й пакет акций ОАО «Дубрава» — деревообрабатывающего завода на Химмаше, который изготавливал дверные и оконные блоки для домостроительных комбинатов. Затем увеличили свою долю в «Дубраве» до 50%, а чуть позже стали акционерами ЗАО «Северский леспромхоз».

Однако попытка объединить заготовку и переработку леса оказалась неудачной. Сергей Сотонин: «Причина стара как мир: наемный руководитель созданного холдинга оказался авантюристом. «Дубрава» обанкротилась, а Северский леспромхоз удачно продали позже, уже в 1998 г., сразу после августовского дефолта. Удачно в том смысле, что вернули 50% долларовой цены, тогда как рубль по отношению к доллару обесценился в 4 раза. За «Дубраву» можно было бы побороться, но в 1995-1998 гг. небольшое производство уже не представляло для нас интереса. В это время мы активно развивали новое направление — снабжали по бартеру гиган­ты цветной металлургии в Узбекистане, Казахстане, России и предприятия химической отрасли в Башкортостане».

В завершение бартерных сделок получали вагоны меди, свинца и гидрата закиси никеля, необходимого для аккумуляторных заводов СНГ. Гидрат и свинец отправляли на эти заводы, где, в свою очередь, получали аккумуляторы для производителей машин. Бартерная цепочка свинец — аккумуляторы — легковые автомобили заканчивалась в специально открытых автосалонах «Уралавто-94» и «Татьяна». По словам Сергея Сотонина, для развития двух других направлений — Тарньерского медно-серного месторождения на севере Свердловской области и первоуральского завода «Хромпик», совладельцами которых они стали, не хватило политических связей.

Деление почкованием

Сейчас Уральская Промышленная Компания занимает один этаж в девятиэтажном общежитии. Если оценивать масштаб бизнеса визуально, может показаться, что случилось организационное усыхание. В 90-е гг., когда проворачивались многоярусные бартерные сделки, фирма занимала половину всего здания — с четвертого по восьмой этаж. Громоздкие операции требовали громоздкого аппарата. Приходили новые люди и на базе уже работавших направлений создавали новые компании с длиннющими названиями, которые заканчивались словом «снаб» или «ресурс».

Сергей Сотонин был соучредителем всех этих отпочковавшихся фирм. Они отдавали головной компании до 50% дохода, остальными деньгами распоряжался коллектив «почки». После того как бартерные схемы рухнули, Сергей уже не интересовался судьбой фирм-«почек», полагая, что при совместной работе его компаньоны получили хорошую школу бизнеса, а это уже плюс.

Вообще, при выборе партнеров и новых ответвлений бизнеса Сергей опирается скорее на некие интуитивные симпатии, чем на жесткий расчет. И уверяет, что такой подход эффективен: «Не так давно на одной из деловых встреч генеральный директор тюменского завода прочитал стихи: «Среди миров в мерцании светил одной звезды я повторяю имя» И рассказал, что 20 лет назад увидел это стихотворение в газете, запомнил, а сейчас решил поделиться. После заседания я подошел к нему и предложил развивать сотрудничество: если человек помнит стихи, которые два десятка лет назад запали ему в душу, и готов поделиться своим впечатлением, он готов к конструктивному общению, и вероятность делового успеха возрастает».

Для Сотонина, который сам стихи не пишет, но несколько лет посещал объединение любителей поэзии и может часами читать классиков, лирический подход к делу, наверное, объясним. Сложнее понять воздействие эффекта случайной встречи. Недавно в холдинге появилась новая компания — транспортная. С ее будущим со­владельцем Сотонин познакомился на окраине Эльмаша, когда спрашивал дорогу на одну из промышленных баз: «Мы обратились к водителю самосвала. Он подробно рассказал, как проехать. Познакомились. Оказалось, что Юрий Журавлев владеет несколькими большегрузными машинами и занимается доставкой грузов. Я расспросил о ценах на перевозки. Обменялись телефонами. Случайность или закономерность? Холдинг как раз планировал усилить транспортную составляющую — требовалась спецтехника для земляных работ на стройке в поселке Исеть». Вскоре Журавлев и Сотонин создали автотранспортную компанию «ЮТА», распределив акции поровну. Причем уже в первый месяц оборот достиг 800 тыс. руб. Теперь автопарк собираются расширять.

График жизни, или Неэтичные слова

На стене в кабинете Сергея Сотонина висит листок, который не каждый посторонний человек заметит. Называется этот листочек «График работы», но ничего общего с экономическими диаграммами не имеет, а показывает, насколько эффективно лично он, Сергей Сотонин, работает на своих должностях.

Должностей у него сейчас две: председатель совета директоров и главный организатор. В день нашей встречи кривая показателей председателя совета директоров активно стремилась вверх. Как пояснил Сергей, за эту неделю он разработал несколько внутренних законов, должностных инструкций, написал необходимые деловые письма, что принесло ему 40 баллов и вывело на перспективу неплохой премии. Зато кривая показателей по второй должности уже неделю падала — пора задуматься о своих усилиях на этом посту

«График работы» — не личная причуда директора. В настенной геометрии упражняется каждый сотрудник Уральской Промышленной Компании: по правилам фирмы размер премии зависит от статистики выполненных работ.

— Каждую среду работник специально созданного отдела статистики, докладов и этики (в фирме он называется третьим отделом) собирает все графики и отдает финансовому банковскому администратору, который регулирует нашу зарплату, — поясняет Сотонин.

И никто не пытался пририсовать себе красивые линии?

— Видите ли, третий отдел занимается еще и вопросами этики. Важно, что специально нас никто не проверяет: теоретически можно и пририсовать, но этический кодекс не позволяет так поступить. У каждого сотрудника есть свой этический файл, туда поступают записки от коллег: если на цветной бумаге, то это положительный отзыв, если на обычной — отрицательный. Допустим, человек сделал что-то хорошее, пусть даже небольшое (например, вежливо ответил посетителю), а его коллега, посчитав, что этот факт заслуживает внимания, отправил записку на цветной бумаге в этический файл. Если проштрафился, этическое сообщение будет на обычном белом листе и ни в коем случае не анонимным: копию сам отправитель направляет «нарушителю». И когда у сотрудника в этическом файле скапливается много отрицательных сообщений на одну и ту же тему, ему есть о чем задуматься. Благодаря такому порядку за много лет в Уральской Промышленной Компании образовалась сильная команда специалистов, которая очень помогает управлять холдингом.

Использование этических записок не стимулирует стукачество?

— Мне кажется, нет... Бизнес и этика — вещи взаимосвязанные. Если при вас кто-то плюнет в колодец, вы, конечно, можете промолчать. Но если попало на вашу одежду, остаться молчуном будет сложнее.

Вы встречали еще компании, где бизнес организован подобным образом?

— Наша система организации труда — некий синтез взаимосвязанных методик, которые я изучал. За основу взята административная технология WISE. Это не простое копирование — основные подходы я прорабатывал сам, и коллектив их поддержал. Такая организация труда удивляет даже иностранцев — настолько практика приблизилась к административной теории.

Трест, который не лопнул

В какой-то момент Сергей Сотонин понял, что, покупая продукцию на металлургических комбинатах только для Уральской Промышленной Компании, он никогда не сможет добиться наилучших условий: меньшей цены, гарантированных объемов и разнообразного ассортимента. Чтобы получить эти преимущества, работая с крупными металлургическими комбинатами, нужна компания гораздо большего размера. И тогда Сотонин решил создать что-то вроде закупочной кооперации металлотрейдеров. Для организации такой работы учредили отдельную фирму — ОАО «Стальной ТРЕСТ».

— Мы пригласили работать под одной крышей наших компаньонов, парт­неров, которые уже сейчас по всей России занимаются закупкой и продажей металлопродукции. Список городов, где находятся металлобазы этих компаний, получился внушительным: Владивосток, Новосибирск, Екатеринбург, Пермь, Ростов-на-Дону, Москва, Самара и другие. Всего 20 городов. «Стальной ТРЕСТ» создал две закупочных корпорации. Одна называется «ЕврАзияСТАЛЬ» и специализируется на продукции предприятий «ЕвразХолдинга». Вторая, «МАГМЕТ», работает с металлопрокатом Магнитогорского металлургического комбината.

И если раньше каждый из нас приобретал в месяц, допустим, 2 тыс. т металлопроката, то «МАГМЕТ» предполагает покупать 15 тыс. т (а это 250 вагонов металлопродукции). Такой гигант войдет в первую пятерку клиентов на любом комбинате. Объединившись, акционеры корпораций смогут увеличить свой заказ в десятки раз. Мы планируем создать еще одну корпорацию — «СтальМАКС», которая будет специализироваться на продукции Нижнесергинского метизно-металлургического завода.

Идея отличная, но я сомневаюсь, что предложение объединиться другие компании (по сути дела, конкуренты) восприняли на ура. Что вы им посулили и как шел отбор партнеров?

— Мы предлагали союз руководителям, которые вызывали симпатию, о которых мы знали, что это — честные партнеры.

У стального союза есть общая казна?

— Да, например, уставные капиталы корпораций «ЕврАзияСТАЛЬ» и «МАГМЕТ» — по 10 млн руб. За каждый процент акций участник союза должен вложить в уставный капитал 100 тыс. руб. Это общий резерв — подстраховка для тех случаев, когда кто-то из участников альянса вовремя не оплатит заказанную продукцию. Именно из этого резерва трест расплатится с поставщиками в срок.

У вас уже есть конкуренты в сфере глобализации — подобные фирмы-кооперативы?

— Это редчайшие случаи в сфере металлоторговли. И я до сих пор ищу ответ — почему? Идея действительно витает в воздухе, и все хотели бы объединяться, особенно для общих закупок на заводах, но этого не происходит. Наверное, как для создания фирмы, так и для создания корпорации необходим заинтересованный лидер. Я лично заинтересован в этом процессе, так как Уральская Промышленная Компания достигает таким образом наилучшего закупочного результата. Второй сдерживающий объединение фактор — это желание акционеров получить доли в уставном капитале на основе принципа «всем поровну». «Стальной ТРЕСТ» придерживается капиталистических взглядов. Если компания небольшая или намерена закупать через корпорацию небольшой объем, то и акций она получит меньше. И наоборот.

Предполагаются ли общие доходы и как их делят?

— Наценка у нас небольшая, 1% от оборота идет на деятельность непосредственно треста, но сами обороты велики. Предполагаемый объем продаж корпорации «ЕврАзияСТАЛЬ» на второе полугодие — 15 тыс. т. Умножим в среднем на 20 тыс. руб. за тонну и получим 300 млн руб. оборота в месяц. Получается, что даже 1% составляет 3 млн руб. — эти деньги акционеры вместе заработали, помимо выгоды, полученной от хороших условий закупок на комбинате. А дальше прибыль делится в зависимости от процента участия. Как поступить с этой прибылью, решается в конце года.

В едином порыве

Вообще-то идея глобализации и объединения вот уже несколько лет остается для Сергея Сотонина основной. Он уверен, что продвигать, развивать и вводить в цивилизованные рамки продажу металлопроката в стране невозможно без совместных действий всех участников рынка.

В 2000 г. ЗАО «Уральская Промышленная Компания» стало участником Российского союза поставщиков металлопродукции. И Сотонин взял на себя общественную обязанность отвечать за работу союза в Уральском регионе и за работу секции РСПМ по поддержке малого и среднего металлоторгового бизнеса.

— Когда металлотрейдеры объединяются в общественную организацию российского масштаба, у них появляется возможность и влиять на решения правительства, и отстаивать свои интересы.

Вам удалось что-нибудь пролоббировать?

— Есть несколько проектов в работе, но их обнародовать пока рано. Однако коллеги из Санкт-Петербурга выступили инициаторами законопроекта, запрещающего чиновникам закупку старых труб при замене инженерных сетей. Предложение посчитали разумным, и теперь в Ленинградской области даже особо заинтересованные чиновники не могут дать добро на оборудование городских коммуникаций дешевыми старыми трубами, которые, конечно, долго не прослужат. Поставщики некачественной продукции потеряли рынок сбыта, несмотря на связи в государст­венных структурах, а металлотрейдеры, продающие новую продукцию, остались в выигрыше. Их рынок расширился, что принесло конкретную пользу бизнесу.

В декабре 2005 г. Сергей Сотонин стал председателем регионального бизнес-клуба металлотрейдеров «РСПМ-Урал». Ничего общего с развлекательными учреждениями у этого клуба нет, поскольку поставщики металлопроката встречаются с целью обсудить деловые вопросы. Заслушивают отчеты, доклады о деятельности, обсуждают цены, кадровую политику, меры воздействия на недобросовестных покупателей. Теперь планируют составить единый черный список «морально неустойчивых и нечестных» менеджеров.

Сперва металлотрейдеры собирались на эти встречи с некоторой опаской: конкуренция жесткая (на уральском рынке работает около 60 самостоятельных металлотрейдеров и филиалов федеральных металлоторговых сетей), любая разглашенная информация чревата потерей клиентов. Со временем напряженность снизилась, члены бизнес-клуба перестали опасаться друг друга и начали извлекать выгоду от общения. Некоторые предложили повысить статус заседающих. По их мнению, встречаться должны не топ-менеджеры и руководители отделов, а непосредственные владельцы бизнеса. Против такого поворота Сотонин не возражает, но пока называет это «теоретической возможностью».

Освоение Исети

Последний проект братьев Сотониных тоже осуществляется под знаком объединения.

В декабре 2005 г. Уральская Промышленная Компания приобрела семь промышленных объектов, расположенных на площади в 5 га на станции Исеть, недалеко от Сортировки. Есть железнодорожные пути, автомагистраль. Здесь компания возводит свой логистический комплекс класса В+ (высота потолков — 12 м, площадь крытых складских помещений — 12 тыс. кв. м). Там же появится 10-этажное офисное здание.

Началось с того, что склад в поселке Кольцово, где Уральская Промышленная Компания хранит металлопрокат, стал тесноват. Решили приобрести и развивать вторую площадку, но при этом сделать ее ориентированной на разные бизнесы, чтобы при дефиците склад­ских площадей зарабатывать на аренде. Новый логистический центр будет полностью принадлежать холдингу. Под масштабный проект компания берет 140 млн руб. кредита, которые планирует освоить за два года. Строительную организацию создали сами. Сотонин уверен, что такой шаг позволит сэкономить на услугах специализированных фирм. Технику — экскаваторы, самосвалы, краны, погрузчики и пр. — компания приобретает в лизинг. По замыслу Сотонина, в дальнейшем новая структура станет специализироваться в строительной сфере и сможет оказывать услуги по сооружению логистических комплексов для других предприятий.

На развитие логистического направления Сергей сейчас готов поставить все. По двум причинам. Во-первых, приобретенная компанией земля находится в удачном месте — здесь строят объездную трассу, соединяющую Челябинский, Серов­ский и в перспективе Московский тракты. Во-вторых, без развития своих складов любая металлоторговая компания обречена на прозябание.

— Мы должны предоставить клиенту полный выбор проката и привезти товар в любой город. Собственный рекорд мы установили весной нынешнего года, когда в один железнодорожный вагон, вмещающий 65 т проката, мы уложили 42 позиции продукции. Чтобы оказывать такие услуги, без своего склада не обойтись.

Контакты с иностранцами

Все последние десять лет, после того как закончилась эра бартера, Уральская Промышленная Компания приобретала продукцию исключительно на россий­ских просторах. За пределы родины только продавали. Но сейчас на отечественный рынок металлопродукции входят Китай, Таиланд, Индия, Турция, и уральские металлотрейдеры готовятся принимать зарубежный товар.

— В принципе все металлотрейдеры морально созрели для продажи иностранной продукции, — уверяет Сергей Сотонин.

Ведете переговоры с конкретными производителями?

— Прямых переговоров сейчас нет. Но думаю, что через пару месяцев, максимум через полгода, мы пойдем на активный контакт. Я знаю, что другие компании уже договариваются и завозят китайскую продукцию на Урал и в Сибирь. Это наше будущее, которого не избежать.

Светлана Добрынина

Деловой квартал Екатеринбург


17.08.2007 Сервисные металлоцентры переходят в наступление

Санкт-петербург, 17 августа. Российская отрасль сервисных металлоцентров стоит на пороге бурного роста, прогнозируют в Российском союзе поставщиков металлопродукции (РСПМ).

По данным союза, компания «Инпром» планирует вложить $25 млн в свой филиала в Санкт-Петербурге, увеличив его объем продаж в течение ближайших 2-х лет с 4 до 10 тыс. тонн металлопроката в месяц. А в конце октября – середине ноября нынешнего года «Инпром» намерен провести IPO и направить полученные средства развития сети СМЦ в регионах Сибири и Дальнего востока.

Бизнес-план компании предусматривает расширение филиальной сети до 42 отделений в 2012 году и увеличение продаж стального проката и трубной продукции до 1,7 млн тонн.

«Другой пример – компания ThyssenKrupp Materials, принявшая решение о постройке современных СМЦ в Северо-Западном и Поволжском Федеральных округах, – говорится в сообщении РСПМ, — в настоящее время для этих целей приобретены в собственность земельные участки в Санкт-Петербурге (5 Га) и Нижнем Новгороде (2,5 Га)».

Общий объем инвестиций ThyssenKrupp Materials в строительство и установку оборудования составит 30 млн евро. Первым будет сдан в эксплуатацию в сентябре 2008 года металлоцентр в Нижнем Новгороде. СМЦ в Санкт-Петербурге начнет работать чуть позже, в мае 2009 года, отмечается в сообщении.

ИА Росбалт


17.08.2007 «Мечел» займется ферросплавами

На этой неделе «КС» стало известно о покупке ОАО «Мечел» Братского ферросплавного завода (Иркутская область). Это было последнее предприятие данного профиля за Уралом, не задействованное в вертикальной интеграции. Эксперты считают, что с помощью сибирского предприятия компания рассчитывает увеличить производство спецсталей. Для самого Братского завода приход нового акционера скорее всего повлечет смену направления производственной деятельности.

Группа «Мечел» обзавелась заводом в Сибири, чтобы получить возможность закрепить лидерство на рынке спецсталей, считают эксперты. На фото — генеральный директор ОАО «Мечел» Игорь Зюзин«Мечел» — одна из ведущих российских компаний в горнодобывающей и металлургической отраслях; объединяет производителей угля, железорудного концентрата, никеля, стали, проката и метизной продукции. Компания произвела 5 млн т стали по итогам 2006 года (8% российского рынка).

Братский завод ферросплавов (БЗФ) был создан в 2003 году на базе кремниевого цеха Братского алюминиевого завода. Производственные мощности БЗФ позволяют ежегодно производить около 80 тыс. тонн металлургического ферросилиция в год (реализация около $40 млн в год).

ОАО «Мечел», производя 39% специальной (в частности, нержавеющей) стали и сплавов в России, в ближайшее время, вероятно, планирует упрочить свое лидерство. По крайней мере именно такими целями эксперты объясняют сделку «Мечела» по приобретению Братского ферросплавного завода.

На Братском ферросплавном заводе «КС» подтвердили, что «Мечел» приобрел предприятие, и сообщили, что на этой неделе на предприятии появился новый гендиректор — Сергей Жиляков. Впрочем, сам он отказался от комментариев.

В пресс-службе ОАО «Мечел» также отказались комментировать любые вопросы, связанные со сделкой.

Братский ферросплавный завод в 2003 году был продан Группе ИСТ, которой и принадлежал до настоящего времени. Причины, по которым было принято продать предприятие в Сибири, в Группе ИСТ не разглашают.

Эксперты считают наиболее вероятными две причины, по которым бывший собственник принял решение расстаться со своим активом. «Во-первых, предприятие, возможно, недостаточно загружено. Не исключено и то, что менеджеры ИСТ считают нужным сосредоточиться на развитии своего другого, более крупного предприятия. Наряду с БФЗ Группе ИСТ принадлежит другое предприятие ферросплавной отрасли — Тихвинский завод», — отметил в неофициальной беседе с корреспондентом «КС» один из экспертов рынка.

То, что продукция Братского завода не была в числе самых востребованных на рынке, подтверждает и один из партнеров предприятия: «Мы полтора года не работаем с Братском, так как с точки зрения цены и качества выгоднее сотрудничать с казахстанскими или челябинскими производителями», — рассказал корреспонденту «КС« один из руководителей ПКФ «Практик-центр».

Решение «Мечела» приобрести актив кажется аналитикам вполне объяснимым — ферросплавный рынок, раздробленный и непрозрачный в 1990-х годах, сейчас структурируется. При этом «Мечел» в большей степени нуждался в собственном производстве ферросплавов, чем, например, группа «Евраз». «У «Евраза« ситуация проще — холдинг получает с Качканарского ГОКа природнолегированную руду», — отмечает аналитик компании «БКС Консалтинг» Вячеслав Жабин.

«Продукция востребована, а игроков немного. Соответственно, «Мечел» имеет шанс войти в число «первых скрипок« на этом рынке», — отмечает руководитель пресс-центра Российского союза поставщиков металлопродукции Дмитрий Ляховский.

«В настоящее время очень выгодно интегрировать ферросплавный бизнес в вертикальную цепочку со сталелитейным производством», — подчеркивает аналитик Альфа-Банка Валентина Богомолова. — Сейчас период, когда цены на цветные металлы (никель, цинк, хром, кобальт — все металлы, которые используются в ферросплавной промышленности) достигли исторического максимума, или же близки к нему. «Мечел«, как и ряд других предприятий, заинтересованных в поставках ферросплавов, задумывается о том, чтобы интегрировать этот бизнес. Это работа на уменьшение себестоимости и обеспечение стабильности поставок, без которых невозможно производить хороший ассортимент видов сталей».

Дмитрий Ляховский уверен, что «Мечел» сделает ставку на увеличение производства спецсталей. «Производственные мощности группы Мечел составляют порядка 150 тыс. т нержавеющей стали в год, а общий объем потребления стали в России составляет порядка 250 тыс. тонн в год, — отметил Дмитрий Ляховский. — При этом объем спроса на ферросплавы будет только возрастать: несколько недель назад индийская Jindal Stainless Limited заявила о строительстве в Ленинградской области завода по производству слябов из нержавеющей стали, мощность которого составит 400 тыс. тонн. Интерес инвесторов лишний раз подтверждает, что потребление нержавеющей стали будет расти большими темпами».

По словам Ляховского, в настоящее время потребление стали на душу населения в России на порядок отстает от среднедушевого потребления нержавеющей стали в развитых странах — если в России это 0.5 кг на человека в год, то в США и Европе этот показатель равен 16–20 кг.

Конкуренты уверены, что рынок не испытает особых перемен от совершенной «Мечелом» сделки. «По моим оценкам, сделка по приобретению «Мечелом« Братского ферросплавного завода не окажет влияние на рынок, так как завод производит небольшие объемы ферросилиция», — отметил гендиректор ОАО «Кузнецкие ферросплавы» Александр Максимов. По его мнению, в перспективе подобные сделки в ферросплавной отрасли будут скорее исключением, чем правилом, так как основные активы, работающие в данном секторе, уже куплены крупными компаниями.

Сам Братский ферросплавный завод, по мнению некоторых участников ферросплавного рынка, ожидают перемены. «Потребление ферросилиция, который производится на БФЗ, незначительно. Гораздо в большей степени «Мечелу« интересно потребление силикомарганца, соответственно, можно ожидать, что будет принято решение о перепрофилировании БФЗ именно на этот вид продукции. Тем более что в техническом плане это не представляет больших трудностей», — отметил представитель одного из ферросплавных предприятий.

Наталия БАРСУКОВА

Континент Сибирь


17.08.2007 Сергей Сотонин: «Семейный бизнес - образ жизни»

Возможно, в лице братьев Сотониных академическая наука потеряла способных профессоров. Один мог стать ректором Лесотехнической академии, другой – ученым-физиком. Но они пошли другим путем: в начале 90-х годов прошлого века изменили науке с бизнесом. Время показало, что такие перемены пошли на пользу. О том, как начинать бизнес без денег, и можно ли работать с родственниками, «Капиталу» рассказал Сергей Сотонин, председатель совета директоров ЗАО «Уральская промышленная компания».

История бизнеса Сергея Сотонина началась в 1991 году. Тогда он преподавательской деятельности и карьере в лесотехнической науке предпочел риск и авантюризм бизнеса. «Еще в студенческие годы я точно знал, что буду преподавателем, - вспоминает он. – После школы я поступил в Уральский лесотехнический институт. Собирался стать лесоинженером. Надо сказать, из меня получился активный студент: был ленинским стипендиатом, занимался общественной и научной работой. Ко всему прочему, успевал изучать спортивные бальные танцы. Даже работал в некоторых городских танцевальных ансамблях».

Но все это не помешало студенту Сергею Сотонину закончить вуз с красным дипломом и поступить в аспирантуру. «Как и планировал, я поехал в Санкт-Петербург (тогда еще Ленинград) в аспирантуру на четыре года, один из которых – стажировка», - рассказывает господин Сотонин.

Обучение в аспирантуре закончилось защитой кандидатской диссертации. Так что в родной вуз Сергей Сотонин вернулся кандидатом наук, стал преподавателем. «Читал студентам курс «Комплексное использование древесины», - говорит Сергей Сотонин. - Возил их на практику. В Кормовищенском леспромхозе в Пермской области пришлось даже руководить «железной бригадой»: 17 лесозаготовителей, у каждого – своя единица техники. Работали зимой в жуткие морозы. А однажды от Латвийского научно-исследовательского института меня отправили на работу, на границу с Финляндией. Как раз в тот период у меня и был первый бизнес-опыт. В латвийской столице я организовывал концерты. Привозил латвийской публике барда из Киева и устраивал творческие вечера писателя-ахматовца».

Впрочем, организация концертов как бизнес своего развития не получила. Зато удалось делать деньги на древесине. «Когда я проходил стажировку в леспромхозе, познакомился с руководителями, заслужил их доверие, - говорит Сергей Сотонин. – После чего решил организовать поставку круглых лесоматериалов в республики Средней Азии. Как вести бизнес, нас никто не учил. Помню, мне пришлось взять в леспромхозе архив, чтобы посмотреть, как правильно составить деловые документы. Свой договор составлял по примеру тех, что хранились в архиве. Не знал даже, в каком углу нужно писать реквизиты. Потом взяли товарный кредит у леспромхоза и отправили продукцию покупателям. К счастью, наши азиатские партнеры оказались достойными гражданами Узбекистана и Таджикистана: за товар расплатились».

Между тем, господин Сотонин понимает, что тогда риск был очень велик: «Представьте: преподаватель института отправляет продукцию неизвестным покупателям, которые не расплачиваются за поставку. Это походило бы на мошенничество, а для преподавателя высшей школы это даже теоретически я допустить не мог».

Бизнес без денег

В 1992 г. Сергей Сотонин планировал поехать в Питер учиться в докторантуре и через три года защищать докторскую диссертацию. «Материалы у меня были собраны на 70%. По этому жизненному сценарию в 1995 году, после обучения в Ленинградской докторантуре, я должен был вернуться в свой вуз доктором технических наук. Далее карьера могла бы развиваться по традиционному сценарию: декан факультета, завкафедрой, ректор, может быть. Но уже в 1991 году я решил оставить науку, меня больше заинтересовал бизнес. Захотелось участвовать в общем, на тот момент еще хаотичном, движении России от социализма к капитализму».

Сразу после увольнения из института, Сергей Сотонин вместе с братом Владимиром создал компанию «Вахта-лес». Это было семейное предприятие. Причем, Владимир Сотонин, физик по образованию, ради занятия бизнесом тоже оставил научную деятельность – он изучал молекулярную оптику. Ему оставалось полгода до защиты кандидатской диссертации. Но он ушел, чтобы вместе с братом заниматься продажей лесоматериалов. «Сейчас мне трудно описать впечатления по поводу такой резкой перемены, - вспоминает Сергей Сотонин. – Но для меня переход от преподавания в институте к бизнесу оказался вполне комфортным. Наверное, это соответствовало моему характеру: я человек общительный, получаю удовольствие от поездок, деловых переговоров, от выстраивания каких-то финансовых схем, торговых цепочек. Понимаю, конечно, что мы многим рисковали. Учителей ведь не было. К тому же перспективы были очень неясными. Впрочем, какая-то доля авантюризма есть у любого бизнесмена».

Бизнес братьев Сотониных основывался исключительно на их знаниях и способностях: внушительных капиталов и умения вести бизнес, не было. «Сегодня бухгалтер – очень распространенная специальность. И очень немногие поверят, что в 90-х годах бухгалтера найти было очень сложно. Специалисты не соглашались уйти с государственной службы в частную компанию, финансовые обороты которой на начальном этапе были очень незначительными. Так что в нашей фирме первые полгода я сам был главным бухгалтером. Почитал специальную литературу, прежде чем писать отчеты. Сам все документы носил в налоговую инспекцию. Вот сейчас, когда в наш холдинг входят шестнадцать разных по специфике компаний, когда бухгалтерские отчеты представляют собой несколько томов, я бы ни за что не рискнул в одиночку идти к налоговому инспектору. Обязательно взял бы с собой специалиста. А тогда ходил, даже на вопросы инспектора отвечал, и складно отвечал».

Первые операции Сергей и Владимир Сотонины умудрялись организовывать, не имея оборотных денег. «Чтобы начать бизнес, нам нужно было где-то взять товар, а потом кому-то его продать. Оказалось, что для этого не обязательно нужны деньги, - говорит Сергей Сотонин. - Лесоматериалы для продажи нам поставляли бесплатно, потому что у меня было много знакомых в лесной отрасли. Расплачивались мы с поставщиками позже. Был еще один вариант, когда покупатели делали предоплату».

В качестве офиса компания использовала комнату в общежитии екатеринбургского мукомольного училища. «Здесь жили и учились специалисты-мельники. А мы в этом здании были первыми арендаторами, - говорит Сергей Сотонин. – И мебель для нашего офиса нам досталась в наследство от студентов. Помню, были у нас такие желтые стулья из тонкой фанеры. Позже, когда офис расширился, мы с братом из Челябинска привезли несколько металлических сейфов, а еще диваны и кресла, обитые кожзаменителем. Видимо, в Екатеринбурге с мебелью тогда было сложно, потому и везли ее из другой области. Кстати, один старинный кожаный диван до сих пор жив, стоит у нас в коридоре. Он нам дорог как память».

Как из шпал сделать «Волгу»

В начале 90-х годов прошлого века «живые» деньги были дефицитом. Чтобы за товар получить рубли, нужно было провернуть ни одну бартерную сделку. «В нашей практике были и классические, и оригинальные бартерные схемы, - рассказывает Сергей Сотонин. – Например, в Узбекистан мы отправляли железнодорожные шпалы и химикаты, а в качестве оплаты получали вагоны с медными слитками. Слитки превращали в медную катанку - сырье для кабельных заводов. В обмен на катанку получали кабель. Так что каталог продукции, которую предоставляла наша фирма, увеличивался с каждым бартерным витком».

Рано или поздно, когда фирма уже заключила множество бартерных сделок, находился потребитель, готовый платить за товар «живые» деньги. «Денежные средства обязательно нужны были, чтобы платить налоги и зарплату сотрудникам. Я не знаю ни одного человека, который бы согласился получать каждый месяц по одной шпале или по железнодорожной рельсе в качестве зарплаты. Так что товар, за который можно было получить наличные, нужно было обязательно найти. И таким товаром часто становились автомобили, - говорит господин Сотонин. - Машины у нас получались из цепочки, которая начиналась на юге Казахстана. Мы снабжали два свинцовых завода в городах Чимкенте и Кентау. Оттуда вагоны свинца уходили на аккумуляторные заводы в Россию. Аккумуляторы, в свою очередь, закупал автомобильный завод ГАЗ, который с нами расплачивался автомобилями «Волга». Мы их продавали через два наших автомобильных салона в Екатеринбурге: «УралАвто94» и «Татьяна».

Но бартерные схемы оказались неэффективными, когда республики Средней Азии стали самостоятельными. «Дело в том, что там находились основные партнеры «Вахта-лес». Какое-то время после распада СССР на территории Средней Азии еще были в обороте русские рубли. Но со временем их вытеснила местная валюта. У нас стали возникать трудности с переводом денег в рубли или доллары. Особенно сложно было с безналичными перечислениями, - говорит Сергей Сотонин. - В те времена безналичные деньги могли идти до получателя несколько месяцев. В каких операциях они участвовали на этом банковском пути – неизвестно. Мы брали платежные документы, а потом по ним искали в банках деньги. Когда сменилась валюта, поставлять продукцию в эти республики стало невыгодно. Правда, был постоянный партнер – Алмалыкский ГОК, предприятие, которое добывает золото, медь. Так как работать с лесом стало невыгодно, мы решили заниматься медью и цветными металлами. В 1998 году мы создали «Уральскую промышленную компанию».

«Общение с конкурентами дисциплинирует»

На сегодняшний день ЗАО «Уральская промышленная компания» входит в топ-лист уральских трейдеров металлопроката. Компания, входящая в состав холдинга Сергея Сотонина, признана экспертами универсальным поставщиком металлопродукции и занимается листом, швеллером, уголком и балкой. «Мы увлечены достаточно тяжелым бизнесом. Поэтому и к кадровой политике относимся очень серьезно», - отмечает господин Сотонин.

Подбором персонала в «Уральской промышленной компании» занимается собственная кадровая служба. «Сотрудники принимаются на работу по сложной американской системе. Кандидаты проходят несколько тестов: на коэффициент интеллекта (IQ), тест на внимательность и Оксфордский тест личности, который включает в себя 200 вопросов, - объясняет Сергей Сотонин. - По результатам этого теста строится график, специалисты анализируют его, делают выводы. Ведь качественного специалиста по лицу, одежде и даже по манере вести разговор не вычислить. А нас в первую очередь интересует продуктивность человека. У каждого сотрудника нашей компании есть график, в котором отмечаются результаты его работы. Я не исключение – у меня тоже такой график на стене висит. Еженедельно сотрудники отдела инспекции проверяют все эти графики. От их выводов зависит размер ежемесячных денежных премий сотрудников».

При этом сотрудником компаний холдинга может стать выпускник вуза, не имеющий опыта работы. «Если человек успешно прошел тесты, мы его обязательно принимаем. А обучение проводим на месте. Сначала в течение двух дней мы посвящаем нового сотрудника в дела. С третьего дня, если кандидат нас полностью устраивает, он проходит оплачиваемую стажировку, которая длится два месяца».

По мнению Сергея Сотонина, такая система страхует компанию от текучки кадров: «Вряд ли человек захочет уйти из компании, когда он прошел такой жесткий отбор. У нас есть сотрудники, которые работают уже 10-15 лет. И я не припомню каких-то острых конфликтов в нашей компании. И это касается нас с братом. Бытует такое мнение, что с родственниками работать нельзя. Наш пример доказывает обратное. Конечно, какие-то разногласия случаются, но мы все решаем путем переговоров. Семейный бизнес – это образ жизни. И у нас получается жить без конфликтов. Наверное, характеры такие, воспитание. У нас и в детстве дело до драки никогда не доходило».

Острых конфликтных ситуаций с конкурентами и партнерами, по словам Сергея Сотонина, у «Уральской промышленной компании» тоже не было: «В 90-х годах главным конкурентным преимуществом металлотрейдеров было наличие личных связей на металлургических комбинатах. По знакомству можно было получить больше продукции по меньшей цене. Сейчас в металлургическом бизнесе личные связи не столь важны. Конкуренция, конечно, есть. Но назвать ее очень жесткой я не могу. В Свердловской области рынок делают примерно 13 поставщиков металла. В декабре 2005 года металлотрейдеры по инициативе президента Российского союза поставщиков металлопродукции Александра Романова создали бизнес-клуб «РСПМ-Урал». Мы стали встречаться каждый месяц, по четвергам. Как правило, все начиналось с конференции, круглого стола, а заканчивалось банкетом. И уже через полгода встреч мы стали ближе друг к другу, напряженность спала. И потом – такие встречи способствуют повышению этики бизнеса. Общение с конкурентами в определенной степени дисциплинирует. Когда ты лично знаком с руководителем компании-конкурента, труднее сделать что-то неправильно, поступить некорректно. Сейчас этих встреч нет, их многим не хватает. Думаю, в декабре, когда бизнес-клуб отметит свое двухлетие, мы возобновим эту традицию».

Юлия ШАЕХОВА

Капитал


13.08.2007 ТОП-лист Делового Квартала: Трейдеры черного металлопроката

Методика составления ТОП-листа

Кто участвует в ТОП-листе


В ТОП-листе участвуют металлотрейдеры, специализирующиеся на поставках черного металлопроката. В ТОП-лист были включены компании Свердловской области и филиалы федеральных компаний, действующих на территории области. Не учитывались компании, основным направлением деятельности которых является торговля цветным металлопрокатом (в том числе нержавеющей сталью).

Как проводился отбор участников

На первом этапе специалисты аналитической группы «ДК» проанализировали открытые источники и провели экспертный опрос среди членов бизнес-клуба «РСПМ-Урал» (Российский союз поставщиков металлопродукции). На основании полученной информации был определен круг компаний, которым было предложено предоставить информацию для участия в ТОП-листе. Также при помощи экспертных комментариев были сформулированы показатели, использующиеся в рэнкинге.

На втором этапе специалисты «ДК» разослали компаниям анкеты, в которых запрашивались конкретные характеристики деятельности. Информация, полученная аналитической группой от компаний, была перепроверена.
В итоговую версию ТОП-листа включены компании, доля черного металлопроката в совокупном товарообороте которых составляет не менее 90%, а объем реализации черного металлопроката за I полугодие 2007 г. — более 10 тыс. т.

По каким показателям ранжируются ­участники

Основным показателем для ранжирования служит объем реализации черного металлопроката в тоннах по России.
Совокупный показатель по России использован, поскольку большая часть компаний рынка металлоторговли осуществляет поставки по стране, а не только в рамках Свердловской области.
Дополнительными показателями для ранжирования служат: «объем реализации со складских площадок в Свердловской области», «площадь складов в Свердловской области», «количество сотрудников компании в Свердловской области», «объем реализации по видам продаваемой продукции», «количество городов присутствия компании»

Таблицы ренкинга

Деловой Квартал Екатеринбург


13.08.2007 Черный металлопрокат

Десятка местных лидеров металлоторговли уже сложилась. К списку ведущих компаний эксперты причисляют старожилов регионального рынка, филиалы крупных федеральных сетей и торговые дома меткомбинатов. Мелкие трейдеры в борьбе с гигантами объединяются в закупочные корпорации и уходят в узкие ниши. По оценкам аналитиков, рынок встал на путь укрупнения и небольшим компаниям на нем с каждым годом будет оставаться все меньше места.

эксперты
Константин Кислых
директор дивизиона «Свердловская область» Сталепромышленной компании
Юрий Краев
руководитель компании ­«СпецРЕЛЬСЫ»
Виталий Попов
коммерческий директор компании «КОМТЕХ-Екатеринбург»
Владимир Сотонин
генеральный директор Уральской промышленной компании
Сергей Сотонин
генеральный директор компании «Стальной ТРЕСТ»
Александр Судницын
директор департамента маркетинга компании «ЕвразМеталл-Урал»


почему цены на уральском рынке металлопроката зависят от мировой конъюнктуры

как небольшие компании конкурируют с крупными сетевыми трейдерами и торговыми домами комбинатов

зачем трейдеру нужна узкая специализация


Объем российского рынка металлоторговли, по словам Виталия Попова, коммерческого директора компании «КОМТЕХ-Екатеринбург», за прошлый год увеличился на 15% по отношению к 2005 г. и достиг 19 млн т.

Назвать емкость екатеринбургского рынка аналитики затрудняются, ссылаясь на отсутствие полной и достоверной информации о доходах всех игроков. «Кроме того, нет точных данных о том, какой объем проката местные трейдеры направляют на рынки других регионов, а какой продают здесь», — добавляет ­Константин Кислых, директор дивизиона «Свердловская область» Сталепромышленной компании (СПК) .

Эксперты предполагают, что в ближайшие три-пять лет существенного снижения темпов роста не предвидится. ­Владимир Сотонин, генеральный директор Уральской промышленной компании: «До 2010 г., как прогнозируют российские аналитики, потребление стали вырастет на внутреннем рынке в 1,5 раза. Поэтому можно ожидать, что ежегодно его емкость будет увеличиваться в среднем на 10%». Г-н Попов считает, что в 2007 г. рынок Свердловской области увеличится на 7-8%. Другие эксперты склонны называть еще более внушительные цифры прироста. По оценкам Александра Судницына, директора департамента маркетинга компании «ЕвразМеталл-Урал», и г-на Кислых, уральский рынок металлоторговли за 2006 г. вырос на 20-25% и ближайшие три-пять лет будет демонстрировать такие же темпы.

Положительная динамика увеличения объемов металлопроката, продаваемого трейдерами, продиктована прежде всего активным развитием строительной отрасли, считает г-н Судницын. Строителей он называет ключевыми потребителями металлопроката. Виталий Попов подтверждает эти выводы цифрами. По его словам, наиболее высокие темпы роста демонстрируют строительные сортаментные группы. По прогнозам «КОМТЕХ», в области за текущий год потребление профильных для строительной отрасли труб, сортового и фасонного проката возрастет на 10%, оцинкованного листа — на 8%. К списку ключевых потребителей металлопроката региона г-н Попов добавляет заводы металлоконструкций, машиностроительные и энергетические предприятия, ЖКХ.

На рентабельность давит нестабильный спрос и экспортные квоты

Помимо позитивных изменений емкости рынка, эксперты отмечают нестабильность цен на металл и непредсказуемость соотношения импорт — экспорт. По общему мнению аналитиков, спрогнозировать изменения расценок и объемов, направляемых комбинатами на внутренний рынок, практически невозможно. Во многом из-за этого рентабельность металлотрейдеров не поднимается выше 10%, считает Владимир Сотонин.

Несмотря на то что спрос со стороны строительных организаций стабильно растет, предсказать объемы летних закупок не так просто, отмечает Александр Судницын: «К примеру, с началом этого строительного сезона мы отметили падение объемов закупаемого строителями проката по сравнению с аналогичным периодом 2006 г. И главным фактором снижения спроса, по нашим оценкам, стало не общее сокращение строительства в регионе, а политика компаний-клиентов. В этом году многие из них заранее приобрели необходимый металлопрокат зимой, когда цены были ниже».

Цены ползут вверх в периоды, когда российские комбинаты увеличивают объемы продукции, поставляемой на экспорт. Политика производителей в этих вопросах зависит от мировых расценок, которые так же не поддаются долгосрочному прогнозированию, отмечают металлотрейдеры.

Распределение металлопроката российских производителей и в конечном счете уровень цен зависят также и от импорта стали. Г-н Судницын: «На уральский рынок импортная сталь почти не поступает. Но оказывает на него влияние: в южных, центральных регионах и на Дальнем Востоке она есть. Российские производители под давлением иностранных конкурентов сокращают свои поставки на этих территориях и перенаправляют прокат туда, где доля импорта минимальна. В том числе — на Урал. Увеличение объемов в итоге сказывается на ценах».

Десятка лидеров борется за преференции заводов

На местном рынке, отмечает Константин Кислых, работают около 50 металлотрейдеров. К числу лидеров эксперты относят не более десяти компаний, которые, по разным оценкам, в совокупности контролируют от 60 до 80% всего рынка.

По словам аналитиков, пул местных лидеров сложился давно и принципиальных изменений в этом списке пока не происходит. Г-н Кислых подчеркнул, что ведущие позиции занимают три группы металлотрейдеров: старожилы регионального рынка, проработавшие на нем не менее десяти лет («Атомпромкомплекс», «Металлинвест», СПК и др.), филиалы крупных федеральных сетей («КОМТЕХ», ТМК и др.) и торговые дома меткомбинатов («Мечел», «Евраз» и др.).

Первые (крупные компании регионального масштаба) удерживают свои позиции за счет устоявшихся связей с поставщиками. «Они успели укрепить свои отношения с комбинатами. Производитель заинтересован в том, чтобы фирма могла гарантировать ему четкое соблюдение графика поставок. Те, кто работает с производителем давно и не нарушает договоренностей, могут рассчитывать на привилегии (гарантированные отгрузки в то время, когда у комбината ограниченные запасы проката, или снижение закупочных цен)», — поясняет Константин Кислых.

Вторые — представители крупных федеральных компаний — занимают солидную долю рынка за счет развитого сервиса и больших объемов закупок (а следовательно, более низких цен на металлопрокат у производителя).

Аффилированные с предприятиями-производителями структуры по определению имеют преференции при поставках проката, отмечают эксперты. Помимо относительно низких цен, они, в частности, получают от комбинатов возможность рассрочки платежа, на которую остальные игроки рынка рассчитывать не могут.

Трейдеры помельче объединяются и уходят в узкие ниши

Несмотря на жесткую конкуренцию и высокий порог вхождения (по оценкам Владимира Сотонина, не менее 150 млн руб.), ежегодно на рынке появляется около десяти новых компаний, отмечают эксперты.

Такие трейдеры, констатирует Александр Судницын, обычно лишены достаточных складских площадей, не претендуют на большие объемы прямых закупок у производителя (перекупают прокат у крупных игроков) и держатся на рынке, как правило, не больше года. Г-н Судницын: «Логика очень простая: цены на рынке стабильно падают в зимние месяцы (темпы строительства снижаются) и растут летом. Выходя на этот рынок зимой, инвестор может рассчитывать на то, что летом, в условиях резкого увеличения спроса, продав весь закупленный прокат, он получит в качестве прибыли до 40% от вложений. Так и делают. Зимой закупают, летом продают и закрываются».

Сергей Сотонин, генеральный директор компании «Стальной ТРЕСТ», полагает, что малые и средние региональные трейдеры (объем продаж — до 5-7 тыс. т проката в месяц) все-таки способны конкурировать с гигантами российского рынка и торговыми домами комбинатов. Чтобы соперничать с ними по ценам, относительно небольшие фирмы должны гарантировать производителю крупные объемы закупок, сложив свои усилия, добавляет г-н Сотонин.

Объединения трейдеров в закупочные корпорации носят временный характер, считает Константин Кислых. По его оценкам, подобные структуры успешно работают во время стабильных поставок и рушатся в периоды дефицита металлопроката на рынке. «Пока проката хватает всем, объединяться на закуп можно. Как только комбинаты вводят квоты на поставки, внутри таких корпораций начинаются проблемы — нет единого менеджмента. Поделить ограниченный объем продукции между собой трейдеры обычно не могут, из-за чего альянсы рушатся», — поясняет г-н Кислых.

Сергей Сотонин уверен: проблема разваливающихся союзов состоит не столько в отсутствии единого руководства, сколько в желании сотрудничать со всеми комбинатами, продукция которых интересна участникам объединения. Г-н Сотонин: «Ошибка нескольких первых закупочных корпораций — желание охватить вниманием все комбинаты. Время показало, что это невозможно. Некоторые акционеры хотят покупать продукцию одного производителя, другие — второго. В итоге не набираются достаточные объемы для получения преференций ни на одном из комбинатов. Развитие корпораций идет по спирали: новые объединения трейдеров учитывают недостатки предшественников».

На Урале появились корпорации, сосредоточенные на закупке продукции определенного комбината. В 2006-2007 гг. образовались объединения «МАГМЕТ» (специализируется на продукции ММК) и «ЕврАзияСТАЛЬ» (продукция предприятий «ЕвразХолдинга»). Как говорит Сергей Сотонин, об успешной работе этих альянсов свидетельствуют отчеты финансовой деятельности. По его словам, обороты у «ЕврАзияСТАЛЬ» за время существования объединения (образовано в марте текущего года) достигли 80 млн руб., у «МАГМЕТ» (работает с сентября 2006 г.) — 120 млн руб.

Участники каждой корпорации — 10-15 металлотрейдеров со всей России, это позволит набирать объемы по комбинатам от 10 до 15 тыс. т в месяц в каждом объединении, прогнозирует Сергей Сотонин.

Другой способ выживания на рынке для малых фирм — уход в узкие ниши, считает Юрий Краев, руководитель компании «СпецРЕЛЬСЫ». Эта организация появилась на местном рынке в 2006 г., она специализируется на поставках рельсов (крановые рельсы, рельсы узкой колеи и др.).

Главное конкурентное преимущество узкоспециализированных игроков перед гигантами отрасли, по мнению г-на Краева, — сервис и стабильные поставки проката конечному потребителю: «Обратившись к обычным металлотрейдерам, клиент может не найти металл редких позиций. Держать его на складе для таких компаний нерентабельно. При звонке в специализированную фирму шансы потребителя получить необходимый ему товар резко повышаются. Менеджеры этих организаций, занимаясь только одним видом металлопродукции, накапливают эксклюзивные знания».

Рынок металлопроката укрупняется

Узкоспециализированные компании и объединения трейдеров не влияют и не будут серьезно влиять на конъюнктуру, полагает Виталий Попов. Он отмечает, что рынок идет по пути укрупнения: «Мелких и средних трейдеров станут постепенно поглощать или вытеснять. Ориентировочно через пять-десять лет на рынке будут преобладать крупные сетевые компании и аффилированные с производителями структуры».

Только иностранные интервенты могут потеснить крепкие позиции компаний федерального масштаба, добавляет г-н Попов. По его словам, высокие темпы роста рынка металлопотребления привлекают зарубежный капитал. «Вероятно, методом экспансии будут служить либо поглощения и слияния с уже существующей сетью, либо поглощение разрозненных средних и мелких металлотрейдеров», — прогнозирует он.

В качестве одного из первых примеров экспансии иностранного капитала Сергей Сотонин приводит продажу сбытовых подразделений «ЕвразХолдинга». По данным газеты «Коммерсантъ», сейчас проходит сделка по приобретению сети торгово-сервисных центров «ЕвразМеталл»1, принадлежащей акционерам «ЕвразГруп». Покупателем выступает швейцарская компания Carbofer General Trading S.A. В местном представительстве сбытового подразделения «Евраза» — «ЕвразМеталл-Урал» — информацию подтверждают, но не комментируют, ссылаясь на то, что официальная позиция холдинга по этому вопросу еще не сформулирована.

Отказ комбинатов от собственных торговых домов перерастет в массовую тенденцию, и такие организации могут остаться без товарной поддержки со стороны производителей, поясняет Сергей Сотонин. В качестве аргумента он приводит опыт западных компаний: «В странах развитого капитализма металлургические заводы отдают продажи своей продукции на аутсорсинг. Российский рынок, вероятно, пойдет по тому же пути».

Константин Кислых считает, что однозначно прогнозировать грядущий массовый отказ комбинатов от собственных сбытовых структур нельзя: «В продажах металла конечному потребителю через торговые дома для производителя есть как плюсы, так и минусы. Безусловное преимущество — добавочная стоимость, которую получает сам комбинат, а не трейдер-посредник. Минус — производитель вынужден привлекать дополнительные ресурсы для развития инфраструктуры. По сути, это диверсификация бизнеса».

1 «ЕвразМеталл» объединяет специализированные сбытовые подразделения — официальных дистрибьюторов ООО «Торговый Дом «ЕвразХолдинг». В структуру «ЕвразМеталл» входят «ЕвразМеталл-Поволжье», «ЕвразМеталл-Северо-Запад», «ЕвразМеталл-Сибирь», «ЕвразМеталл-Урал», «ЕвразМеталл-Центр» и «ЕвразМеталл-Черноземье».

Дмитрий Шлыков

Деловой Квартал Екатеринбург


|« Первая   31 32 33 34 35 36 37 38 39 40   Последняя »|

Сегодня: 25 июля 2024г.

вход в систему

Логин: Пароль:
Запомнить меня:

Регистрация | Забыли пароль?